Вторая пятерка стихов. Октябрь. Конфеты.

Конфеты

Александр Сандерс Воляев

Я купил конфет коробку
И дантисту подарил,
Так как он довольно ловко
Дырку в зубе залечил.

Врач не стал конфеты кушать,
Он же профессионал,
У него проблемы с душем,
Он их слесарю отдал.

Тот диспетчерше в награду,
Поступая по уму,
Чтобы лучшие наряды
Доставались лишь ему.

Но она не стала есть их,
Ей совсем не до конфет,
Если на рабочем месте
Не фурычит интернет.

Отдала их систадмину,
Ну а этот   паразит
Подарил красотке Нине,
Потому что с нею спит.

Кстати, Нина, если честно,
Их не спрятала в сундук –
Ей необходимо место
Для сынишки в детсаду.

Так конфеты и гуляли:
Школа, фитнес, ателье…
Даже как-то побывали
У префекта на столе.

Их круговорот в природе,
Как заметить я успел,
Спровоцировал в народе
Очень много добрых дел.

А на днях, признаться надо,
Испытал изрядный шок.
Мне их принесла фанатка
В благодарность за стишок.

И теперь, смотря на это,
Непонятно мне зачем
Нанеся ущерб бюджету,
Я купил себе конфеты,
Если сладкого не ем.

На дорожке беговой

Анатолий Чертенков

На дорожке беговой
Спорят ноги меж собой…
– Вены рвём, а на фига?! –
Стонет правая нога.

– На тебя весь мир глядит, –
Ей другая говорит, –
А с тобой без матюга –
Ни в трактир, ни на врага!..

Но у правой свой резон,
Держит, подлая, фасон,
Говорит:
– Милее кед
Ничего на свете нет!..

Пусть хозяин наш – спортсмен,
Выше собственных колен
Носит майку и рога –
Мне всё это на фига?!

Тут какой-то винтокрыл
Им на пятки наступил.
Зацепился за рога,
И как не было – врага.

На ступеньке золотой
Спорят ноги меж собой…
На хозяине медаль.
Бег закончился, а жаль…

партитура

Нора Никанорова

Я никем не прихожусь Вам.
Отчего же так тепло вдруг?
Нота “До” уже была. “Фа”?
А вот к “после” проберись – труд.

Просто ямб, да и хорей – ям
Сотни две, пока найдёшь суть.
Может вовсе не нужна нам
Стихотворщина – родня пут.

Мы и сами по себе – гимн.
Значит, нотами пестрить – зря.
“После” живо посреди схим,
Подле пустошей, лампад, ряс.

Там – покойно, говорят: над
Верной жизнью, где любовь – смерть.
Вы же знаете, что я – клад.
Не в оклад меня – с крупой есть.

Я – кутья, а Вы гурман в том:
Коль изюм, так ни к чему рис.
“После” – нота, а “потом” – дом.
А в различии и есть риск.

То ли петь нам, то ли пить – что?
Не итожить: хорошо всяк.
Удивительный тандем: “До” –
“После”;
Между – хорошо так…

Реалии убоги,… дух недужен…

Кирилл Игоревич Ривель

Реалии убоги, … дух недужен
Не оттого, что никому не нужен,
А оттого, что временем контужен,
Поскольку не горлан и не собес.
Минувшее – то сажа, то белила.
Грядущее – Харибда или Сцилла…
А дни текут, как слезы крокодила,
И с ангелом в очко играет бес.

Нет Бога, кроме «бога из машины»,
Что за лампаду выдает лучину, …
Без Родины, под звуки псевдогимна
Живём на звук, навскидку, наугад…
Отсюда – оскудевший спрос на Слово,
И в суете величия земного
Стократнее опасней  крысоловы,
Поскольку дудок больше во сто крат.
22 августа 1997

Отпускная эфтаназия

Ирина Анташко

Вот стою на столичном перроне,
завершив отпускные дела…
Снова рыжая стерва в законе
умыкнула меня из тепла.

Полусонна и полураздета,
как шальная беглянка точь-в-точь,
я из южного бабьего лета
сиганула в холодную ночь.

Обдуваемый сбрендившем ветром,
грустно съёжился мой чемодан,
и осенняя музыка ретро
зазвучала печали в пандан.

Погружаюсь растерянно в город:
обнимай, укрывай и жалей!
Но ночными огнями распорот
зыбкий воздух московских аллей.

Каблуков очевидностью гулкой
и предательским духом среды
переполнены все переулки,
перепутаны сны и следы.

Тут на небе безжалостно строгом
взмыл серебряной молнией кнут,
подгоняя к родному порогу,
где шарфы и перчатки живут.

И ушатом дождливых фантазий
осень вдруг окатила меня,
чтоб мотив отпускных эфтаназий
захотелось на жизнь поменять!

Октябрь 2017 г.

Один комментарий

Написать ответ

Ваш e-mail не будет опубликован.