Третья пятерка декабря. Я сбит..

Судьба

Анатолий Чертенков

Я за поводья ухватил Судьбу.
И плеть взметнулась, завизжала чёртом.
Ладони в кровь… пуд соли на горбу…
Душа в надрыв, а значит, я – не мёртвый!

– А ну, куда шарахнулась?..
Назад!
Моя нелёгкая!
Опомнись, ради Бога!
Опасно нажимать на тормоза,
Когда повсюду скользкая дорога.

Пусть мозг мой раскалится добела
И наизнанку вывернутся нервы.
Не разрубив гордиева узла,
Не победить, не оказаться первым!

Но можно отступить и бросить меч.
И шапку снять и выгнуться дугою…
Мечты – в огонь!
И заползти за печь,
И никогда не обрести покоя.

И думать: – всё напрасно, се ля ви!
И смерти ждать, дряхлея понемногу.
Но чёрт возьми!
Я – в пене!  Я – в крови.
А значит, жив… и молод…
Слава Богу!

 

Фрак

Борис Нечеухин

…и тут же, не раздумывая, бросился
в её любовь, как в омут головой…

потом – капризы наступившей осени,
нежданно проявившиеся проседи
и чёрный фрак, сменивший деловой
костюм… а начиналось всё безоблачным
воскресным днём, когда из духоты
вдруг окунались в мир подстанций лодочных
и не хотелось ни пивка, ни водочки,
а только черпать вёслами мечты.

Сказать, что сильно втюрился… сравнения
не в пользу предыдущих пассий… ей
я посвящал свои стихотворения
и, не считаясь с чьим-то строгим мнением,
влюблялся всё сильнее и сильней.
Идиллия – подруга эфемерности;
их сущность блеф, мираж, большой обман…

признаться, туговат мне пояс верности
и я нарушил заповеди дерзостно,
как будто бы залез в чужой карман.
А дальше – сериал на мыльной опере
о запахах духов и двух домах;
о размножении меня на копии,
о нерешительности и о стопоре,
живущих до сих пор в моих мозгах.
Всего делов-то!.. Ежели мужчина ты –
один исповедальный разговор,
после которого одна покинута,
другая из обоймы шустро вынута,
а посерёдке ловелас и вор.

Так я о фраке… передоз снотворного
не хеппи энд, как в фильмах про любовь;
кутья с блинами не бидон с “попкорнами”
и трудятся рабочие проворные,
над крышкою сооружая кров.
А седина, что в прошлом черной краскою
смолила волос – пала на висок,
чтоб строчкой, графоманами затасканной,
звучать в мозгу, но только болью адскою,
высасывая мысли, аки сок.

Не пара

Владимир Сахарцев

Напрасно им били в литавры.
Дуэту конфуз не забыть.
Рождённый по пьяни… Кентавром
Не в силах с Русалкой побыть.

До встречи у каждого – было.
От кайфа никто не бежал:
Один развлекался с Кобылой,
Другую Дельфин ублажал.

Казалось, не всё бестолково,
Наступит желанный момент…
Но… Счастью мешали подковы,
А жабры звались “рудимент”.

Как чувства хотелось насытить!
Обрыдло словами гвоздить,
Впустую землицу копытить
И зря океан бороздить.

Могли бы любовью согреться,
Всевышнему крикнув “Vivat!”
… Не спят Чернышевский и Герцен:
“Что делать?” и “Кто виноват?”

Ответы на эти вопросы
Могла бы история дать.
Зоолог Дроздов и матросы,
Годами умевшие ждать.

И сами до пояса бабы
Могли бы, собрав окуней,
Признаться, как здорово. Кабы
Всё вышло у полуконей.

Но… Нет пожинающих лавры,
Мечтавших в легендах прослыть,
Умевших стреножить кентавра,
В тонувшую яхту заплыть.

В Техасе, Перу, на Урале,
Молва, как известно, не врёт:
Как вид, мужребцы вымирали,
На берег, хвостами вперёд

Волнами бросало русалок –
Не вспомнить сейчас имена.
Пробоина в трюме “Ros Alko”,
Им выдала тонны вина.

Не вышло, короче, дуэта.
А мог бы служить маяком…
Я с грустью поведал об этом
И в лоб получил… плавником.

 

Распластанный зажравшейся Москвой

Виктор Хатеновский

Распластанный зажравшейся Москвой,
Отвергнутый благопристойным Минском,
Клятвопреступник с крупной головой
Юродствовал пред мрачным обелиском.

Глумилась над пространством чехарда.
Неистовствовал вздор. В мертвецкой хмуро
В застиранных халатах ждут – когда
Под пальцы приплывёт клавиатура.

 

Я сбит

Челябинск

Когда вы все, состарившись, умрёте,
Я буду молод, будто и не жил.
Под каждым пальцем тысяча пружин,
Мной до щелчка взведённые на взлёте;
На вираже тугая тяжесть век
Глаза прикрыть пытается навеки,
Мгновенья превращаются в парсеки,
А сбитый Су – в обугленный скелет.

Как нож в спине, ракета «воздух-воздух»
И очередь – без очереди в Рай;
За что, понятно, но в такую рань…
Хотя уж лучше так, чем станет поздно.
Мой крик и ваши слёзы так свежи,
Мне повезло погибнуть на работе…
За то что вы, состарившись, умрёте,
А я забудусь, будто и не жил.

 

2 комментария

  1. Повторяюсь, но пусть…
    Приятно быть в хорошей компании…
    Всем удачи!!!

Написать ответ

Ваш e-mail не будет опубликован.