Большое интервью. Юрий Семецкий. Сталкер поэзии.

Юрий Михайлович Семецкий, поэт, книгоиздатель, город Москва.https://www.stihi.ru/avtor/semecky

Первая публикация Юрия Семецкого состоялась в многотиражке «Бауманец» в середине 80-х годов прошлого века.  Публиковался в журналах «Реальность Фантастики» (г. Киев), «Окна» (г. Ганновер), в сборнике «Мифическая механика» издательства «Снежный Ком» (г. Рига) и в сборнике «Эра Эроса» издательства «Реноме» (г. Спб), в сборниках издательства «Литературный клуб». Лауреат международного конкурса эпиграмм «Звёздный мост» (г. Харьков). В 2013 году был избран авторами сайта Стихи.ру в Художественный совет передачи «Вечерние стихи», совместный проект сайта Стихи.ру и газеты «Вечерняя Москва».

 

Юрий Михайлович Семецкий – легенда российского фэндома и одновременно «бродячий» литературный образ. Мода на убийства персонажа возникла в результате сговора трёх авторов – Владимира Васильева, Александра Громова, Сергея Лукьяненко (перечислено по алфавиту, а не по ревалентности), а так же присоединившегося к ним Олега Дивова.  Первой опубликованной книгой, в которой гибнет эпизодический герой с фамилией Семецкий, стал роман Владимира Васильева,  это был роман “Смерть или слава”. “Сердца и моторы” вышли сильно позже, но они – это переделка повести, с которой  всё началось. Но если говорить о повести Васильева, то надо вспомнить и роман Лукьяненко “Осенние визиты”, он вышел раньше других, а в нём появился эпизодический герой по имени Эдуард Семенецкий. Несколько раз присуждалась литературная премия за лучшее убийство Семецкого.

Сейчас будет объявлено имя лауреата премии за лучшее литературное убийство Юрия Семецкого

В романе «Сердца и моторы», Юрий Семецкий погибает от руки наёмного убийцы. Затем Юрий (под слегка изменённой фамилией «Емецкий») появился в романе Александра Громова «Шаг влево, шаг вправо» чтобы быть похороненным на Кузьминском кладбище Москвы 31 мая 2002 года, а потом, с полностью опустошенным сознанием, ожить на полярном острове. В романе Юлия Буркина «Звёздный табор, серебряный клинок» погибает сначала сам Семецкий, а потом завод, которым управлял спасенный мозг Семецкого. В романе Анта Скаландиса «Причастные. Скрытая угроза» террорист Семецкий «гибнет» целых 17 раз (однако матрица его сознания хранится в точке сингулярности, поэтому он всегда возвращается и “оживает”.)
А Эдуард Геворкян зашифровал в повести «Возвращение мытаря» «тайное послание» в виде своего рода «акропрозы». Если сложить вместе все прописные буквы её первого абзаца, то можно прочитать «СЕМЕЦКИЙ УБИТ»
В книгах серии S.T.A.L.K.E.R., особенно в первых её частях, также используется образ Семецкого. Там это легендарный сталкер, который дошел до Монолита и пожелал бессмертие. Но Монолит, как всегда, исполнил желание по-своему, и Семецкий стал бессмертным, но вместе с тем он каждый день погибал. С тех пор на КПК сталкеров стали приходить сообщения о гибели Семецкого.

В игре Metro: Last Light, вышедшей в мае 2013 года Юрий Семецкий умирает в госпитале, в результате поражения вирусной инфекцией, а так же в главе 13, один из бандитов упоминает гибель своего “кореша” Юрки Семецкого

 

В книге Андрея Белянина «Сестрёнка из преисподней»  Семецкий — не второстепенный, а один из ключевых персонажей повествования. Здесь он — владелец книжной лавки, торгующий бесценными раритетами. Мэтр Семецкий бессмертен, что не мешает жителям Города регулярно убивать его в надежде получить редкий экземпляр раритетной книги или документа, пока владелец книжной лавки временно находится в лучшем мире.

 

 

 

Не смотря на многочисленные и изощренные «убийства» ни в чем невиновного поэта, Юрий Михайлович известен своей сумасшедшей энергией и работоспособностью, –  многочисленные творческие проекты, фестивали, конвенты, конкурсы, выступления – неотъемлемая часть жизни прекрасного поэта и хорошего человека.

 

 Сидят (слева направо) Юрий Семецкий, Сергей Лукьяненко, Василий Головачев, Виктор Колупаев, Дмитрий Байкалов, стоят (слева направо) Василий Шмыков, Софья Лукьяненко, Олег Колесников, Александр Ульянов, Константин Гришин, Константин Фадеев, Игорь Устинов, (?), Зоя Вотякова, Юлий Буркин, Вадим Чиков.

Для меня большая честь взять интервью у легендарного человека,писателя и поэта.

 

 

Вопрос: Ваш родной город – Москва. Что Вы можете сказать о своем детстве?

Ответ: Детство – это когда счастлив каждый день. Мне кажется, что от места это не зависит.


Юрий с братом Романом.
Вопрос: Кто-нибудь из родных повлиял на Ваше увлечение литературой или любовь к сочинительству появилась из-за других причин?
Ответ: Прежде всего, это моя бабушка. Она читала мне разные книги, в том числе “Детство Лермонтова”, из книги я узнал, что в моём возрасте, а мне тогда было 6 лет, Миша уже сочинял стихи. И тогда я подумал: а я смогу? И написал своё первое стихотворение.
Стоит лук на окошке,
на него смотрят кошки.
Вдруг мама подошла
и всех кошек прогнала.
И это единственный текст из того времени, что остался в памяти навсегда.
Однако после первых опытов творческий порыв угас, и вернулся, когда я учился в 9 классе. В период с 78 по 89 годы я исписал стихами и рассказами штук пять толстых тетрадей, а в 88 году даже обнаглел настолько, что стал посещать семинар Аркадия Натановича Стругацкого. Там мне быстро объяснили, что парень я хороший и умный, но прозу мне писать не надо. С тех пор прозу я не пишу, если не считать несколько миниатюр, написанных для блога.

А поэзия в 90-е никого не интересовала. Моё современное возвращение в литературу произошло в 2007 году, когда я обнаружил сайт Стихи.ру.

Вопрос: Что Вам известно о происхождении вашей фамилии, семьи? Кто-нибудь из предков занимался творчеством?

Ответ: Мой дед по отцовской линии был скрипачом. Работал в оркестре Осипова. Мой дядя был проректором Московской Консерватории. Но у меня, как и у отца, слух отсутствует. В детстве пытались приобщить к пианино, но ничего из этого не получилось. Так, примерно в трёхлетнем возрасте, во мне умер музыкант, чтобы ещё через три года родился поэт.
В детстве я много придумывал для себя историй, которые никогда не записывал. А когда впервые попробовал что-то написать, то был неприятно удивлён, какая это нудная работа. У меня в голове проносились сцена за сценой, а рука всё ещё писало первое предложение. Я очень быстро понял, что искусство писательства – это терпение. И никогда себя особо не мучил. Во многом благодаря этому поэзия стала приоритетом. Впрочем, я отошёл от вопроса.
Никогда не сомневался в происхождении моей фамилии от слова семит. Хотя и знал, что она образовалась из-за ошибки паспортистки, но ошибка была незначительной – Симецкий, что вроде бы к семиту уже подходит не так очевидно.
Мой отец из Киева, моя мать из крестьян Владимирской губернии. Мой дед по материнской линии был местным революционером. В тридцатые годы его перевели в Москву для усиления партийных кадров. В 39 арестовали, но никуда не сослали, а прямо из казематов Лубянки (это фигура речи, а так-то я не знаю откуда) в 40-ом вместе с частями Красной Армии, а так же со всей семьей – моей бабушкой и двумя маленькими дочерями, одна из которых впоследствии стала моей мамой – отправили “оккупировать” Прибалтику. Квартировались на хуторе под Ригой, и мама рассказывала о предвоенном годе, как об очень счастливом времени.

 

Вопрос:  Я читал Ваши переводы стихов Карла Маркса и Рильке. Почему немцы?
Ответ: А у меня выбора не было. Я учился в “бешке”, а в школе решили, что “ашники” учат английский, а “бешники” немецкий. Можно было перевестись, но смысла я не видел. К тому же отец сказал, что вся техническая литература приходит к нам на немецком языке. Но к языкам у меня способностей не обнаружилось, и это сыграло свою роль. Уже в институте надо было сдавать так называемые “тысячи”, а преподавательница предложила вместо нескольких страниц перевести немецкую поэзию, вот я и решил, что переводить стихи значительно легче. Получилось удачно. Во всяком случае, учительница была в восторге, и рекомендовала мою работу к публикации в газете “Бауманец”. Так состоялась моя первая публикация.

Вопрос:  Какой вид искусства, на Ваш взгляд, больше других проникает в реальность?
Ответ: Вопрос я не очень понимаю. Если речь об отражении реальности, то это сериалы, и особенно – фантастические. Если речь о воздействии искусства на жизнь человека, то это искусство пропаганды, и прежде всего – телевизионная журналистика.
Почему не литература? Потому что литература только для умных.

Вопрос: Обучение в техническом ВУЗе помогало или вредило творчеству?
Ответ: Помогало. Но не само обучение, а люди, с которыми я встретился. Там мне предложили вместо “тысяч” переводить немецкую поэзию, и оказалось, что я это делаю лучше, чем другие студенты МВТУ. Там я встретил ребят из семинара Михаила Пухова, что работал при журнале “Техника молодёжи”.

Пухов Михаил Григорьевич, (1944- 1995), российский писатель-фантаст, автор одного из первых полных переводов поэмы Л. Кэрролла «Охота на Снарка» (впервые опубликован в 1990 г. в антологии фантастики «Ночная птица»). Перевод Пухова также один из самых точных по отношению к оригиналу.

Там мы организовали собственный клуб, где устраивали конкурсы фантастического рассказа и обсуждали их, приглашали к себе в гости авторов и критиков, потом стали ездить на фестивали и конвенты… Учёба не пересекалась с этой стороной жизни, но сама эта сторона жизни возникла благодаря учёбе в МВТУ

Вид Института с Яузы

Вопрос: Вы были активным участником Клуба любителей фантастики при МВТУ им. Баумана. А были ли Вы свидетелем какого-нибудь фантастического или сверхъестественного явления в реальной жизни?
Ответ: Если не считать моей способности находиться в двух местах одновременно, то ничего особо сверхъестественного в реальной жизни мне не встречалось.

Знаменитый американский писатель- фантаст Роберт Шекли(справа) берет автограф у Юрия Семецкого

Вопрос: Вы имеете ввиду Вашего легендарного литературного двойника?
Ответ: Нет. Однажды со мной случилась странная история. Вечером я ехал домой от друзей. Утром я вспомнил, что ехал на метро и на автобусе, и в кармане сохранился билет с пробитой датой и временем, а моей сумки не было. Я позвонил друзьям и выяснил, что меня отвез домой на своей машине общий знакомый. Я позвонил ему, и он всё подтвердил. Он меня довёз до моего подъезда, а сумку я оставил у него в машине. И в этот момент я вспомнил, что действительно ехал на машине. Но и воспоминание, что добирался до дома на общественном транспорте никуда не исчезло, и билет с пробитой датой всё так же лежал в кармане. Вот такая загадочная история.
Вопрос: Были ли у Вас какие-нибудь прозвища и нравились ли они Вам?
Ответ: Никакие прозвища мне никогда не нравились. И благосклонно принял только одно. Где-то примерно лет в 25 меня стали звать Михалычем. А случилось это из-за того, что я в школе вёл факультативные занятия по фантастике. Пока я приглашал в гости к детям своих друзей-писателей никто не обращал внимания, что они обращаются ко мне по имени отчеству, но однажды я, с ещё одним учителем, привёз своих старшеклассников на Фестиваль “Странник” в Питер, и тогда уже все мои знакомые узнали, что я не просто какой-то Юра, Юрик, Юрыч, а Юрий Михайлович. Потрясение было настолько сильным, ведь по имени отчеству тогда не звали не только погодков, но и ребят лет на 10 постарше, что прозвище Михалыч немедленно приклеилось ко мне на всю жизнь.
Хотя с тех пор, как я стал больше общаться с поэтами и меньше с фантастами, и это прозвище стало забываться.

Вопрос:  Вы много лет участвуете в Кубке Стихиры на литературном сайте Дмитрия Кравчука в качестве арбитра. Какой на Ваш взгляд, уровень стихов на Стихи.ру и как качественно он изменился за последние пять-шесть лет?
Ответ: Я бы не сказал, что часто судил на Кубке Стихиры. И не думаю, что по Кубку Стихиры можно судить о портале в целом. Стихира – это очень противоречивое сообщество поэтов и людей, сочиняющих стихи. Стихира хороша тем, что она даёт шанс раскрыться всем, и если у человека есть талант, трудолюбие и стремление совершенствоваться, то всё может получиться. Со страниц Стихиры многие авторы уходили в толстые журналы. Очень бы хотел сказать – в большую литературу, но поэзия давно уже поставила себя на особое место, и это место находится в другой галактике. Современная поэзия – это субкультура, в которой напечатанное слово играет всё меньшую роль, а перформанс всё большую, но всё-таки напечатанное слово какую-то роль всё ещё играет. И Стихира – это органичная часть субкультуры, не хуже и не лучше Рифмы, Вавилона и даже Журнального зала, просто она другая, более демократичная, это место, где читатели, тоже кое-что пописывающие, могут общаться с поэтами. И социальная миссия Стихиры куда важнее и её литературных заслуг, и занимаемого ей в литературе места.

Лауреат премии “Наследие” Юрий Михайлович Семецкий.

Вопрос:  Ваши три любимых поэта из ушедших.
Ответ: Это просто: Пушкин, Блок, Бродский.

Вопрос: Три любимых поэта из ныне живущих.
Ответ: Это намного сложнее. Если брать имена известные, то я выделил бы Веру Полозкову, Дмитрия Быкова и Марию Галину.
Но давайте я назову ещё троих. Это любимые авторы из тех, чьи стихи можно найти на Стихире – Александр Ланин (Алан), Александр Габриэль и Полина Орынянская. И очень хочется добавить Алёну Асенчик, думаю, что лучшую поэтессу Белоруссии.
А ещё вспомнил патриарха поэтического цеха – у Владимира Строчкова потрясающие стихи.
А если брать только московских авторов, которых знаю лично, а не только по текстам, и кроме тех, что уже названы – это Амирам Григоров, Дана Курская, Борис Панкин. Это авторы которые делают поэзию прямо сейчас, а не почивают на лаврах.
И ещё вспомнил – Инна Кабыш. Это восторг. Всем советую.
Знаете, современная поэзия богата именами. Тут троих выделить – это себя обделить, их обделить. Замечательных поэтов очень много.

Вопрос: Поэтические образы Москвы, Санкт-Петербурга и Пирогово.
Ответ: Моя мама родилась в деревне Пирогово Владимирской области. В моём детстве – это было прекрасное место.

Центр Пирогово

В озере Великом полно было рыбы, в окрестных лесах белые грибы собирали мерными корзинами, а землянику я собирал на задах, так называются луга сразу за картофельными полями, бывало ляжешь в траву и собираешь с каждого куста по горсти ягод… Сейчас не так. Губернаторов области мало интересует природа, а вот деньги интересуют много. Всё изменилось – ручьи пересохли, рыба сдохла, грибы лучше не собирать…
Образы? Это неинтересный вопрос. У меня городской лирики кот наплакал, а пейзажной совсем нет. Меня больше увлекают философские идеи и эмоциональные состояния людей.

Юрий на родине предков

Вопрос:  Есть ли, на Ваш взгляд, в сегодняшней русской поэзии автор уровня Пушкина?
Ответ: Да, это Вера Полозкова. По количеству и качеству эпигонов она уже превзошла классика. Пушкин для современных авторов архаичен, а Полозкова открывает новый современный мир, который куда более привлекателен для молодежи.

Вопрос:. Ваше отношение к религии и Русской Православной Церкви.
Ответ: Положительное. Я не являюсь воцерковлённым человеком, но очень хочется, чтобы хоть где-нибудь, но был мудрый и всесильный Бог, который спасёт человечество от человеческой глупости.
Душа

Юрий Семецкий

В начале было тело, лишь потом,
Когда всё по задуманному вышло,
Душа была дарована Всевышним.
Так сказано в писании святом.

Но люди всё по-своему хотели
Переиначить, скрыть, заткнуть уста…
И правили учение Христа
Во имя кем-то выдуманной цели.

И вот теперь живу, как все, греша,
Но, вглядываясь в лица пустомелям,
Я вижу, что совсем не в каждом теле
Живёт Всевышним данная душа.

Вопрос:  Есть ли у Вас время на занятие спортом?
Ответ: В детстве посещал различные секции, но успеха на этом поприще не добился. Всю жизнь делал зарядку. 20 раз подтянуться и 40 раз отжаться от пола – это было для меня ежедневной нормой. Но после инфаркта и двух операций на сердце пришлось исключить такие нагрузки. Теперь я только гуляю – 5-6 километров в день.

Вопрос:  Какую музыку Вы любите?
Ответ: Такую, какая резонирует с колебаниями моего мозга. То есть если мы говорим про иностранную музыку, то меня интересуют только бесты. А как любитель поэзии, люблю поющих поэтов. До сих пор предпочитаю слушать Высоцкого. Он меня вдохновляет.

В.Высоцкий. Дом хрустальный.

Вопрос:  Какого поэта из прошлого Вы хотели бы послушать в «Вечерних стихах»?
Ответ: На этот вопрос ответ простой – всех. Заодно бы и сравнили, чего они стоят по сравнению с нынешними.)))

Юрий в программе Вечерняя Москва

Вопрос: Можно ли смертью искупить дурной поступок?
Ответ: Когда думаешь о всякого рода извергах, то кажется, что только так и можно. Но если себя поставить в умозрительную ситуацию, когда надо будет что-то там искупать, то думаешь не об искуплении, а о том, что просто не должен совершать ничего такого. И тогда кажется, что лучше смерть, чем предательство, но смерть во имя, а не из-за того, что. Но это, повторюсь, умозрительная ситуация, а надо попасть в реальной жизни в критическую ситуацию, и только тогда я буду знать ответ на данный вопрос.

Вопрос:  Что бы Вы посоветовали с высоты прожитых лет жителям Москвы 1952 года?
Ответ: Именно с высоты прожитых лет я бы не стал ничего советовать.

Вопрос:  Какое произведение из тех, которым все восхищались, вы ненавидели? И наоборот?
Ответ: Слава Богу, со мной ничего такого не случалось. Ненависть слишком сильное чувство, чтобы испытывать его к литературному произведению.

Вопрос:  Какое самое странное блюдо Вы пробовали когда-либо в своей жизни?
Ответ: Ни одно блюдо из тех, что я пробовал, мне странными не кажутся. Я неприхотлив в еде, что дадут, то и съем. Хотя… как-то меня угощали лягушками, и хотя их приготовили в дорогом французском ресторане, пробовать я не стал.

Семецкий, Громов и Лукин

Вопрос:  Чем вы больше всего любите заниматься на выходных?
Ответ: Раньше не любил выходных, мне интересно было работать. Теперь, когда я на пенсии, мои выходные тем более не отличаются от будней.

Короткий отдых и в бой!
Вопрос:  Ваше самое любимое место в городе.
Ответ: Какого-то особого места у меня нет.
Вопрос:  Что из познанного в течение Вашей жизни оказалось самым ценным?
Ответ: Самым ценным в жизни является способность учиться и умение анализировать ошибки.
Вопрос:  Есть ли у Вас домашние животные?
Ответ: Сейчас нет и уже не будет. Было две собаки.

Юрий и Йоркширский терьер Буся

Маньяк Герасим, или Собачья смерть

Сидим с друзьями и культурно квасим
Бурбон, текилу, шустовский коньяк…
Вдруг новости – попался, мол, Герасим,
Серийный новоявленный маньяк.
И говорят: его на баб тянуло,
Но не везло с кухарками ему.
А тут, в разгар запойного загула,
Случайно утопил в пруду Му-Му.
Намерения он имел благие
(И придержи читатель свой сарказм –
У человека, может быть, впервые
Случился охренительный оргазм),
Но жизнь всё перепутала, смешала…
Ну, кто же знал, что он такой слабак?
А с той поры искал на всех вокзалах
И в подворотнях брошеных собак.
Каштанка, Моська, Белый Бим и Филя,
Котёнок Гав, пропавшая Люси,
Их всех отправил Гера-простофиля
На рыбий корм. – Жирейте, караси!
А с Белкой-Стрелкой (видно, был в ударе)
Не стал тянуть, обеих в пруд… гуртом…
А погорел наш дурень на Мухтаре.
Ну кто крадёт собаку у ментов?
Всё это рассказали нам в эфире,
И мы с друзьями вдули коньяка
За то, чтоб и собачки дальше жили,
И чтоб не попадались маньякам.
И я побил по пьянству все рекорды,
Напился так, что после во дворе
Ловил собак и целовал их в морды,
А утром пробудился в конуре.

Вопрос:  Что бы Вы поместили в «капсулу времени» 50 лет назад?
Ответ: Юра, не покупай квартиру у “Московского хлебобулочного комбината”. Обманут.

Вопрос: Почему люди исчисляют жизнь в количестве прожитых лет?
Ответ: Потому что то, что происходит зимой, жизнью не назовёшь.

Этот мир не такой, как все

Этот мир не такой, как все
Чёрно-белые — так уж вышло.
Не об этом мечтал совсем,
Создавая его, Всевышний.
Это был его пробный шар
Просто место, почти квартира…
Бог все краски в одну смешал
И плеснул на палитру мира.
От начала всея начал
Ильичи, богоборцы, бесы
Суетились, и мир дичал,
Подчиняясь своим процессам.
Погибали вожди, цари,
Догорали дворцы и кущи…
Серость мира шла изнутри,
Как положено, с власть имущих.
Не по замыслу Ильича,
Мир, каким бы он ни был серым,
От исхода до кумача,
До последнего вздоха с верой.
Мир, рождённый в СССР,
Мир, блуждающий и заблудший,
Этот мир безнадёжно сер,
Но он есть, и он самый лучший.

Вопрос: Что будет, если два телепата одновременно начнут читать мысли друг друга?
Ответ: Доверительная беседа.

Вопрос:  Секрет написания хороших стихов от Юрия Семецкого.
Ответ: Стихи должны быть интересными. Умению писать интересно научиться невозможно, это дар от Бога. Но если такой дар есть, то это пол дела. Надо ещё долго учиться, осваивая разнообразные техники, надо научиться чувствовать собственную речь так, чтобы речь звучала и естественно и поэтично одновременно. Впрочем, последнее утверждение не совсем верно, поскольку лишь одна из возможных техник речи.

Вопрос:  Кроме того, что у Вас хорошие стихи, Вы прекрасно их читаете. Вы где-нибудь учились сценической речи ?
Ответ: Я думаю, что я плохо читаю стихи. Сценической речи не учился.

Вопрос:  Рецепт счастья от Юрия Семецкого.
Ответ: Счастье – это когда не знаешь.

Интервью с талантливым и легендарным человеком Юрием Михайловичем Семецким состоялось в канун Нового 2018 года. От себя и читателей блога поздравляю Юрия с волшебным праздником и желаю фантастического здоровья, творческого вдохновения и удачи в его очень достойных литературных проектах.

С уважением, Виктор Мардони.

3 комментария

  1. В своё время зачитал до дыр Головачёва, Белянина, Васильева. Благодаря им, я теперь не могу читать зарубежную фантастику и фентези – не то…
    С Юрием Семецким, как автором, чуть-чуть (по Стихи.ру) знаком, и это хорошее знакомство. Тперь это знакомство стало чуть больше.
    Спасибо вам Виктор, за интересную статью, прочитал с большим интересом и удовольствием .
    Евгений Ветрень.

  2. Знакома с Юрием по Стихире, встречались в Москве. Не скажу, что хорошо знаю его. Это многогранный человек.
    Может, основная его заслуга на Стихи.ру не в написании стихов (которые, несомненно, интересны), а в открытии талантливых авторов и поддержке их. «Талантам надо помогать, бездарности пробьются сами».
    Открыт, доброжелателен, способен вести конструктивный диалог, реалистично относиться к действительности при всей своей любви к фантастике. Другие качества надеюсь изучить в процессе общения.
    Поздравляю Юрия и Виктора с наступающим праздником! Желаю успеха!

Написать ответ

Ваш e-mail не будет опубликован.