Первая пятерка февраля. Четвертый поворот.

Ларёк

Владимир Мошонкин

Здесь уклад в высшей степени древний,
Самобытный в речах говорок.
На отшибе невзрачной деревни
Скособочился старый ларёк.
Ему место такое не в радость,
Идеал на ремонт не достичь,
Горемыку под прелую старость,
Будто злобный схватил паралич.
Но у предков живёт созиданье
На участке заглохших идей,
Продают в нём продукты питанья
Для оставшихся с горстку людей.
Ему град,буйный ливень – загвоздки,
Колошматит с обеих боков,
А продольные брёвен бороздки –
Это метины прошлых веков.
Антикварной остался частицей.
Для меня он заведомый храм,
Солнца луч летом дивною лжицей
Причащает его по утрам.

 

Светало. Выл троллейбус за окном

Кирилл Игоревич Ривель

Светало. Выл троллейбус за окном,
Как пикировщик стонуще-звеняще…
Но, Господи, …я снова не о том…
А, впрочем, – и в былом, и в настоящем
Меня Ты знаешь лучше, чем я сам –
Дела мои, и помыслы, и сроки,
И поиски гармонии в потоке,
И притяженье к разным полюсам…

Светало. Зажигались огоньки
В домах окрест, где о насущном хлебе
Напомнили будильников звонки, –
Погасли звезды в сумеречном небе …
Ах, Господи! Опять рифмую вздор,
Мыслишки все, одна другой банальней,
Толкутся, как на площади вокзальной,
И я один меж них – Багдадский вор…

Светало. Лето, осень ли, зима –
Жизнь выверена точно, как в аптеке:
Захлопали подъездами дома,
Спешили к остановкам человеки…
Да, Боже, нелегка твоя страда:
В одной пылинке тысячи вселенных!
А я пишу о нас, земных и бренных,
Как Ванька Жуков дедушке – куда?

Светало. За окном забрезжил день,
Я сам себе казался третьим лишним…
Лист на столе сжимался, как шагрень…
Вот так и срок, отпущенный Всевышним,
Когда-нибудь сожмется до листа
С неровными артериями строчек…
Ах, Господи! Какой неровный почерк…
Не разобрать… а дальше – пустота?..

 

В Саратов

Лилия Слатвицкая

На картину Виктора Лысенко
“Хлеб насущный”
https://artnow.ru/img/284000/284997.jpg

*********************
В эпоху постных перемен
Ловилась вобла в коромысло.
Светало поздно. Полный дзэн
Царил без умысла и смысла.
Я плыл в Саратов просто так.
Там глушь, деревня, тётка Тоня,
И кот – потомственный рыбак,
И красный бархат в приоконье.
Среди ненайденных снастей,
Стараясь не упиться в доски,
Я был незваным из гостей.
А кот мурчал. Большой, матросский.
В сезон непойманных лещей
Стояли вёдра не у дела.
Я шёл в Саратов без вещей.
А он краснел. И скатерть рдела.

Президент

Йегрес Вокашу

Господин президент, я – налогоплательщик,
патриот и сознательный электорат.
Выпиваю, но трезво взираю на вещи.
Крым форева – Россия!
Короче:  Ура!!!
Восхищённо следил за военным парадом.
Наши танки быстры!
Кто полезет с войной?..
В ЖКХ наведите такой же порядок,
чтобы в полную силу гордиться страной.
Напрягают чиновники, цены, налоги…
Продавщицы хамят, матерится сосед…
Ничего не забыл? Дураки и дороги,
и жена…
Задолбали практически все.

Вот и утро настало (пора похмелиться).
Выхожу из подъезда, естественно, злой.
А вокруг тут и там просветлённые лица
и похожий на Путина дворник с метлой.
По пути в магазин был как зомби (по сути).
Наконец-то чекушка в руках у меня!
А за кассой, прикиньте, улыбчивый Путин:
«Ваша сдача, спасибо, удачного дня».
Выхожу ошалелый, ныряю в автобус.
Некурящий водитель цивильно одет.
Узнаю подозрительно вежливый голос.
Удивляться устал – за рулём президент.
Не пошёл на работу, в реальность не веря…
И, признаться, боюсь возвращаться домой.
Вдруг и там…
Позвоню и услышу за дверью:
«Вова, я не одета, к нам гости – открой»

Четвёртый поворот

Анатолий Чертенков

Мне нужен был четвёртый поворот.
Сказали мне: за ним златые горы!
И я поверил и рванул вперёд,
Доверив жизнь бездушному мотору.

И первый перекрёсток пролетел
Легко и просто, на одном дыханье.
Но я не знал, что угодил в прицел,
Победа – всем безумствам оправданье!

А во второй раз вырулить не смог…
И кровь была.
И  страх,
и трос буксирный.
И руки мамы…
Но забыт урок,
И вновь колёса на дороге пыльной.

И снова ветер, солнце, звездопад…
Я весел и влюблён и очень молод.
И скоро буду сказочно богат
И подарю любимой светлый город…

Но где незримый третий поворот?
Мне без него не одолеть четвёртый…
Визг тормозов…
Врубаю задний ход,
А там мосты горят   и воздух мёртвый.

Дороги нет!
Нельзя ни вверх, ни вниз…
О Господи! Слепа душа  без света…

Господь услышал и вернул мне жизнь,
Но поворот четвёртый спрятал где-то….

 

Написать ответ

Ваш e-mail не будет опубликован.