Стихи о войне

9 мая исполняется 72 года со дня Победы Советского Народа над фашистской Германией.

К сожалению, празднование Дня Победы кремлевские политтехнологи превратили в пропагандистское шоу, создающим иллюзию единения народа и власти, общей причастности к Победе, которую ценой 30 миллионов жизней завоевали наши деды – воины Советской Армии. Кроме того, победу над фашизмом в 45 году, власти используют как информационный ресурс для борьбы с инакомыслием в нынешней России. Всех несогласных объявляют националистами, экстремистами. Лично Путин является хранителем Победы и защитником всего мира от фашизма.

Между тем, в лесах и болотах России до сих пор находятся не захороненными останки десятки тысяч павших бойцов Советской Армии. Живых ветеранов Войны до сих пор не смогли обеспечить достойными жизненными условиями и материальным содержанием.

В стране, так масштабно организующей праздники, не находится средств для Победителей, которые доживают жизнь в нищете и разваливающихся от старости домах.

Пляски на костях не делают чести их лицемерным организаторам. 9 мая – это День Скорби и Памяти.

Это один из немногих дней, которые еще объединяет народ России. Скорбите и помните!

Представляю подборку стихов о Войне и Победе :

ЕВГЕНИЙ АГУФ (Челябинск)- действительный член Международного Союза Писателей «Новый Современник», финалист литературной премии «Поэт года» 2014

Мой дед, Виталий Белоусов

Челябинск

Мой дед, Виталий Белоусов,
Простой солдат советских войск –
На довоенной фотке лоск
И герб Советского Союза,
Рука сержанта на плече
Ещё не старой бабки Софьи,
А по её казачьей кофте
Течёт коса смолы черней.

Мой дед, Виталий Белоусов,
Не торопился умереть,
Хотя любовь, война и смерть
С предательством извечно дружат –
Его, как тысячи других,
Во имя будущей победы
Указом Реввоенсовета
В «котле» оставили догнить.

Мой дед, Виталий Белоусов,
Прошёл концлагерь и ГУЛаг,
Не водружал куда-то флаг,
Когда Союз шёл прежним курсом.
Его смололи в жерновах,
Забыв, что предали когда-то –
Больному бывшему солдату
Хоть умереть в родных стенах.

Мой дед, Виталий Белоусов,
В ком грудь пробил туберкулёз,
Оставил мир без лишних слёз,
И дочке тьму лечебных курсов.
Мой дед поныне не прощён
За то, что жив в плену остался –
Могилы скромное убранство
Не скажет больше ни о чём.

Мой дед, Виталий Белоусов,
Солдатом был, как все тогда.
Несправедливости война
Мне до сих пор стреляет в душу.
Я осторожно взял портрет,
Купил ему букет гвоздичек…
Поступок мой вполне логичен –
В «Бессмертный полк» вступает дед.

 

Героизм

Челябинск

Он выжил, хоть и бросился под танк.
Война тогда ему дала на выбор –
В затылок пулю иль окопчик вырыть
И лечь в него, когда в пылу атак
О нём, скорей всего, никто не вспомнит.
Зарылся и в бою остался жив,
Но в поле одинокий танк кружил,
И надо ж было, вырулил на холмик,
За коим тот солдат как раз и был.

Раздумьям ни секунды нЕ дал танк –
Солдат успел меж гусениц скатиться,
Поймав на миг уставший взгляд танкиста,
И вжался в пыль до ломоты в костях.
Танк замер, потеряв его из вида,
А он, стирая копоть на корме,
Вскочил, сорвал чеку… граната, две –
Дымит движок, окончена коррида,
Клокочет бык пробоиной в спине.

Он был совсем обычным пацаном
И не мечтал о личном героизме,
Любил поспать и был привязан к жизни,
Его героем сделали потом,
А он твердил, что победил фашиста,
Уставшего кружиться по полям.
Растерянность со страхом пополам
Во взгляде обречённого танкиста
С тех пор солдат ночами вспоминал.

Пара слов ветерану войны

Челябинск
Сколько лет минуло с той войны?
Сколько было тем, кто шёл к победе?
Младшим восемнадцать еле-еле,
Добровольцы, мать их… пацаны.
Сколько их геройски и не очень…
Сгинули, пропали, не дошли.
Их тогда не помнить предпочли –
Счёт потерям не особо точен.

Девяносто каждому из них
Или больше, если долгожитель.
Завтра будет поздно, поклонитесь
Всем пока оставшимся в живых.
Каждый день их почитать не рано;
В Праздник – это больше напоказ.
Пару слов признанья всякий раз
Я дарю при встрече ветерану.

 

АНАТОЛИЙ ЧЕРТЕНКОВ- руководитель Тихвинского ЛТО «Автограф», создатель и главный редактор альманаха «Провинциал»

Анатолий Чертенков

НЕРАВНЫЙ СЧЁТ, ИЛИ ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ В ВЕЛИКУЮ ОТЕЧЕСТВЕННУЮ…

Бойцу исполнилось семнадцать,
А танков было восемнадцать –
Не в пользу человека счёт…

И Смертушка к нему пристала:
– Куда ты супротив металла?..
А он ей бац в беззубый рот…

Не по злобе, да и не больно…
Потом по танкам – бронебойным…
«Всё в цвет, костлявая, всё в масть!»

Война не знает чувства меры!..
Горели чёрные «пантеры»
И морды зарывали в грязь…

– Сгоняй-ка, Смертушка, за пивом, –
Сказал боец неторопливо, –
Мне помирать никак нельзя…

Но тут глаза его закрылись…
И с неба ангелы спустились…
Кратка солдатская стезя!

Бойцу исполнилось семнадцать,
А танков было восемнадцать –
Такой вот выдался расклад…

Врагов мы в гости не просили…
Не на молве стоит Россия,
А на крови своих солдат!

 

ВИКТОР МАРДОНИ, строитель

Яшка Борман

Виктор Мардони

Под небесным полотном порванным
Замигичило с утра раннего…
Звали Яшку на селе Борманом,
Потому что был в плену ранее.

Хоронили под дождем скоренько,
Копошились копачи в слякоти,
Только местный дурачок Боренька
Так рыдал, что мужики – плакали.

– Помотало Яшку, впрямь, пОмиру,
Не ждала его живым Родина,
И немецкая тату с номером
На груди его взамен ордена.

Институт крови

Виктор Мардони

Был в этом месте вход из ада,
Был в этой точке выход в рай…

Там, где чугунная ограда
И перевернутый трамвай,

Скрепив объятия стальные
От действия  взрывной волны,
Касались треснувшей стены
Большого дома. И поныне
Его фасад хранит шальные
Осколки мин военных лет…
Давали в этом доме хлеб.

За норму крови – норму хлеба,
Кулечек с мерзлою крупой…
А над Невой блевало небо
Блокадной серой пустотой.*

* В Ленинграде за годы войны сдано более 113 тонн донорской крови.

Точка возврата. Наш двор

Виктор Мардони

Я вернулся.  После похоронки.
Во дворе, любимом с давних пор,
Угощались фронтовой махоркой
Те, кто возвратился  в этот двор.

На окне все те же занавески,
У окна – июньская жара…
Только вот меня моя невеста
После похоронки не ждала.

Уместилась боль, не возражая,
В глубине солдатского мешка…
И колола в сердце сталь чужая
Острием немецкого штыка.

Пили  теплый спирт из мятой  кружки.
Молча.  У дощатого стола…

Девять дней метались наши души
Над квадратом милого двора.

 

 

ИГОРЬ ШЕПТУХИН, поэт

Казакам Доватора

Игорь Шептухин

Казачьи души из булата
Ковал на Небе сам Господь,
А на земле в намёт Доватор
Бросал их в битве под Москвой.

Щемило яростно под сердцем
И разливался злой азарт,
Когда бежали в страхе немцы,
Крича ужасное: « Kosak!»

Звенела огненная лава,
Свистели острые клинки –
Доватор-батька вёл со славой
Свои бесстрашные полки.

В ядрёной русской злой метели
Рубил надёжнее клинок,
А с Неба радостно глядели
БатькИ на доблестных сынов.

Никто не видел в этом чуда,
Ведь вражьей своре суд настал.
Судьёй была казачья удаль –
Из ножен вынутая сталь!

Один из Бессмертного Полка

Игорь Шептухин

Пусть Запад бесится от злобы и бессилья –
Никак не сложится его коварный пазл.
Идёт Бессмертный Полк по всей России,
Чтоб люди видели, кто Мир от смерти спас.

Живые с мёртвыми в одном строю едином…
ДедЫ, отцы, их внуки, сыновья…
Трагичней и торжественней картины
Ещё не видела с рождения земля.

Всё шире и мощней людское море,
И в этом многочисленном строю
Есть и мой дед, погибший под Москвою
За Родину Великую свою.

И в том, кто воскресил родное имя
Не зря течёт кровь доблестных солдат.
Ведь с фото – молодыми и живыми
Святые Победители глядят.

Помянем их – кто в танках и окопах,
На море, в небесах отдАл свой долг…
Чтоб память не утратила Европа,
Шагает по Руси Бессмертный Полк!

На фото: красноармеец Старчак Гавриил Николаевич,гребенской казак, пропавший без вести в боях под Москвой в декабре 1941 года, младший брат моего дедушки Ивана Николаевича Старчака (трижды орденоносца, дожившего до Победы), папы моей мамы…

 

ИРИНА ПАХОМОВА ВИКТОРОВА,- лауреат Международного Фонда « Великий Странник Молодым», номинант премии «Поэт года» и «Наследие»

Молитва военного времени

Ирина Пахомова Викторова

Убереги, Господь, от смерти,
Убереги.
Когда война землей завертит,
Придут враги,
Пошли воронки и обрывы
Не глубоки
И в двух шагах от места взрыва
Кричи: «Беги».
И сохрани родных и близких.
Друзей спаси.
Я не хочу у обелисков
Век голосить.
Я не хочу писать в газете:
«Пропал солдат»..
А дети. Если гибнут дети,
То лучше в ад.
Но если хрупкий о
стов мира
Лежит на мне –
Однажды прерванным эфиром,
Лучом в окне,
Стихов оборванной строкою,
В боях за край,
Располагай моей судьбою,
Располагай.

2 комментария

  1. Дорогой Виктор, хороший сайт, отличный контент. еще много работы. Но – верю – справитесь. Большое спасибо.

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован.