Октябрь. Пятерка стихов. Пробуждение.

Осенний сон

Анатолий Чертенков

Садилась осень за рояль,
Туманились глаза…
Шальная молодость моя
Спешила на вокзал.

И скорый поезд тут как тут,
И дан зелёный свет.
Я опоздал на пять минут,
А молодости нет.

На землю рухнул горизонт,
И некому поднять.
И дождь пошёл, и сломан зонт,
Жизнь покатилась вспять…

Догнать я молодость не смог
И накупил морщин…
И вдруг от дочери звонок –
У них родился сын.

Садилась осень за рояль,
Туманились глаза…
Шальная молодость моя
Спешила на вокзал

И скорый поезд сдал назад,
И вспыхнул красный свет,
И заскрипели тормоза –
Мне снова двадцать лет…

Пробуждение

Светлана Илларионова

Туман всплывает лёгкой пеленой,
прочь унося вчерашние заботы.
Во сне не разобраться: где ты, кто ты,
какое время года за стеной.
Но веточка стучит в твоё окно:
вставай, вставай, проспишь весну, засоня!
Откликнешься, пойдёшь на этот звук,
не узнавая ничего вокруг,
светла, тиха, рассветно невесома.

Древнерусское

Ольга Королева

Как лета убегающие титры –
Последние минуты Осенин*.
Сквозь веток прохудившееся сито
Стекают краски с вянущих осин.

Карминный иван-чай, красавец статный,
Лишенный поклонения шмелей,
В клоках седин и ржаво-черных пятнах
Стал пугалом на капищах полей…

Гречишные болтаются метелки
С коробочками маленьких семян…
Хочу пройти с холщовою кошелкой –
Заботливо собрать последний хлам…

Уже далекий край курганов сонно
Вечерняя закутывает мгла.
А солнце – словно Игорь-князь в попону
Завернуто: в спине его – стрела.

Назавтра – дождь и ветер. Перед боем,
Как Муромец Илья угрюмо-нем,
Рябины черноплодной куст над полем
На брови надвигает красный шлем.

Остался в сердце худеньких ромашек
Несобранным последний летний мед.
За мною вслед луна трусит бродяжкой –
Замкнуть наш малочисленный поход.

*Осени;ны (другое название Радогощь) — день народного календаря восточных славян, приходящийся на 8 (21) сентября. День осеннего равноденствия.

 

Правда

Кованов Александр Николаевич

Кричали люди с площадей
и звали правду.
Поток немыслимых идей,
подобно граду,
в июльский, самый жаркий день,
крушил идеи,
и новых тысячи идей
опять содеял.

Кричали люди… И она
пришла однажды…
И стало людям не до сна,
и понял каждый,
что с этой правдой тяжело
идти по свету…
…Не эфемерным стало зло,
призвав к ответу
на тот, обыденный вопрос:
“А, кто виновен?”

…и как погряз великоросс
в невинной крови?
…за что на брата брат пошёл
в кровавой битве?
…как русский Бога не нашёл
в святой молитве?

И, нахлебавшись ей сполна,
уже назавтра,
Кричали люди: “Не нужна
такая правда!”

…Нелицемерна и проста,
как капля в море,
так обожгла она уста…
что люди, в горе,
погнали правду со двора
метлой поганой…
И громко крикнули “Ура!”,
когда в нагане,
случайно найденный патрон,
не дал осечки…

…и дух из правды вышел вон…
Упала в речку,
и понесла её вода
кровавым следом…

…Пусть кто-то скажет – ерунда,
плету я небыль…

..Взывая к Богу и судьбе,
себя спросите:
“Неужто правду о себе
узнать хотите..?”

(4 октября 2017 г. 1.12. СПб)

 

Диалог

Борис Нечеухин

Тесны мне рамки куцего письма –
моя душа подвергнута размаху;
она бежит по лесу росомахой,
довольная придуманным, весьма!..

***
Снискавшим славу, больно падать ниц
и, потому, лавируя меж трещин,
пытаюсь перепрыгнуть /правда, тщетно/
условности назначенных границ.

“Вам за флажки? – Пожалуйте сюда:
намедни полегла здесь волчья стая…”
“Я – зверь, но распорядок жизни знаю
и мне претит публичная среда”.

“Быть может, Вам предписан эпатаж,
граничащий с немыслимым гротеском?..”
“Увольте… мой рассудок слишком детский,
чтобы пускаться в откровенный раж”.

“Экстрим полезен баловням судьбы,
когда адреналин взрывает вены…”
“Со мной самоубийцы откровенны,
но мне милее интерьер избы”.

“Ваш гений мрачен, хмур и нелюдим,
поскольку бродит средь лесных пожарищ…”
“Тамбовский волк мне истинный товарищ,
так хорошо на воле только с ним!”

“Смири гордыню… замени полёт
на лежбище откормленных тюленей…”
“Я – раб, но не смирения и лени,
а падшей Музы, что зерно клюёт

из рук поэта… впрочем, это блеф;
мне ни к чему у зеркала кривляться,
разыгрывая злобного паяца
пред троном неприступных королев.

Рестарт возможен!.. Я не уловил
порывов ветра в паруса фрегата;
лишь ощущаю грозные раскаты
громоподобных критиков: “Дебил!”

Так, веселясь, за слогом строя слог;
вплетая остроумные сюжеты,
пишу на накрахмаленных манжетах
вполне правдоподобный эпилог.

Потомок глуп… мне виделось сперва
сочувствие мятежному поэту,
но… бутафор сжигает эполеты,
а псы мундир мой продолжают рвать…

уж лучше бы поклонницы… о них
со временем я вспоминаю реже,
поскольку потерял былую свежесть
когда-то нежно-откровенный стих.

***
Дар сочинять – всего лишь чей-то труд,
попытка рифму перебросить в вечность;
потомкам, несмотря на их беспечность,
представить для анализа талмуд.
Они заценят… бросив книжку в стол,
откроют электронное бездушье,
где интернет наполнен разной чушью…
а мне милей исписанный листок
из времени наивных рифмоплётов,
когда перо, бумага и полёт
фантазии… вдруг крупно повезёт,
явив итог заоблачных полётов.

Я закругляюсь, граждане, а то
напишут психи ноту в Спортлото*.

04 октября 2017 года
Санкт – Петербург

 

 

One comment

  1. Эх, если бы грусть была бы только в стихах, а сама осень не была бы такой печальной…
    Но дай Бог!!!
    Всем удачи!!!

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован.