Марина Цветаева. Любовь и бедность.

Цветаева Марина Ивановна (8 октября 1892 – 31 августа 1941) , русская поэтесса, переводчица, автор биографических эссе и критических статей.

“Любовь побеждает все, кроме бедности и зубной боли”.

   М.Цветаева

Родилась Марина Цветаева в Москве. Она дочь известного искусствоведа, профессора Московского университета Ивана Владимировича Цветаева, ставшего директором Румянцевского музея, основателем Музея изящных искусств  и виртуозной пианистки, ученицы Николая Григорьевича Рубинштейна Марии Мейн. Творческие таланты родителей в полной мере

унаследовала их замечательная дочь. Получив соответствующее воспитание, Марина уже в возрасте шести лет свободно говорила по-русски, по-немецки и по-французски. Кроме того, в этом юном возрасте она писала стихи также на трех языках. Образование будущая поэтесса получала в московской частной женской гимназии, в пансионах Швейцарии и Германии. В возрасте 16 лет Цветаева уезжает на учебу в парижскую Сорбонну, чтобы изучать старофранцузскую литературу.

Школьные и студенческие сочинения вошли в первый сборник стихов Марины «Вечерний альбом», который вышел в 1910 году. Творчество восемнадцатилетней поэтессы привлекло внимание знаменитых в то время литераторов Максимилиана Волошина, Николая Гумилева, Валерия Брюсова.

В 1911 году в доме Волошина в Коктебеле Марина Цветаева познакомилась с Сергеем Эфроном и в январе 1912 года  они поженились.

Вскоре (в сентябре 1912) у них родилась дочь Ариадна.

С дочерью Ариадной

 

 

В 1912 году в придуманном Мариной и Сергеем Эфоном издательстве «Оле-Лукойе» вышел второй сборник стихов, посвященный мужу «Волшебный фонарь»

В третий сборник стихов «Из двух книг» (1913) кроме одного текста вошли стихи, опубликованные в двух предыдущих книгах. После восьми лет перерыва вышли сборники «Версты»(1921-1922), «Стихи к Блоку» (1922), «Разлука» (1922), «Психея» (1923), «Ремесло» ( 1923) и «После России» (1928).

В 1914 году поэтесса познакомилась в литературном кружке с переводчицей Софией Парнок, с которой у нее возник настолько бурный роман, что Марина посвятила своей возлюбленной цикл стихов «Подруга», после чего их отношения получили огласку и она ушла от Эфрона, правда через год вернулась снова.

София Парнок

В 1917 году Марина Цветаева родила дочь Ирину, которая умерла от голода в подмосковном приюте в трёхлетнем возрасте.

В октябре 1917 года муж Цветаевой Сергей Эфрон учувствует в Москве в боях против большевиков, затем в Белом движении, в обороне Крыма. Осенью 1920 года он в составе своей части попадает в Галлиполи, затем в Константинополь, в Прагу.

 

В 1922 году Марина Цветаева уезжает с дочерью Ариадной к мужу в Прагу. В Праге у поэтессы начался бурный роман с юристом и скульптором Константином Родзевичем.

Константин Родзевич

Их связь продлилась около полугода, а затем Марина, посвятившая возлюбленному полную неистовой страсти и неземной любви «Поэму горы», вызвалась помочь его невесте выбрать свадебное платье, тем самым поставив точку в любовных отношениях.  В 1925 году после рождения сына Георгия Марина и Сергей Эфрон перебрались в Париж.

С сыном Георгием

С 30-х годов Сергей Яковлевич Эфрон – сотрудник Иностранного отдела ОГПУ в Париже, наводчик-вербовщик он лично завербовал из числа парижских эмигрантов 24 человека.

Из-за преследования французскими властями   по поводу предполагаемого его участия в политическом убийстве в сентябре 1937 года советского разведчика Игнатия Порецкого, отказавшегося возвращаться в СССР, Эфрон спешно уехал в Советский Союз.

Эфрону и его семье была предоставлена государственная дача НКВД в подмосковном Болшево.

Квартира в Болшево

Однако вскоре арестовывают Ариадну по обвинению в шпионаже в пользу французской разведки. Под пытками дочь подписывает материалы на отца.

Эфрон был арестован 10 ноября 1939 года.  Осужден Военной коллегией Верховного суда СССР 6 августа 1941 года по ст. 58-1-а УК и был расстрелян 16 октября 1941 года на Бутовском полигоне НКВД

Ариадна провела 8 лет в исправительно-трудовых лагерях и 6 лет в ссылке в Туруханском районе и была реабилитирована в 1955 году.

Впрочем, Марина Цветаева об этом уже не узнала. Когда началась Великая Отечественная война, женщина с сыном-подростком отправилась в эвакуацию в городок Елабуга на реке Каме. Чтобы получить временную прописку, поэтесса вынуждена была устроиться на работу посудомойкой. Ее заявление датировано 26 августа 1941 года, а спустя пять дней Цветаева совершила самоубийство, повесившись в доме, куда их с Георгием определили на постой.

Марина оставила три предсмертные записки. Одну из них она адресовала сыну и просила простить, а в двух других обращалась к людям с просьбой позаботиться о мальчике.

«Мурлыга! Прости меня, но дальше было бы хуже. Я тяжело больна, это уже не я. Люблю тебя безумно. Пойми, что я больше не могла жить. Передай папе и Але – если увидишь – что любила их до последней минуты и объясни, что попала в тупик».

Георгий Эфрон был призван на фронт в феврале 1944 года, а 7 июля 1944 года под Оршей он поймал фашистскую пулю в одной из атак.

Весьма интересно, что когда Марина Цветаева только собиралась в эвакуацию, в упаковке вещей ей помогал давний друг Борис Пастернак, который специально купил веревку для связывания вещей. Борис похвалился, что достал такую прочную веревку – «хоть вешайся»… Именно она и стала орудием самоубийства Марины Ивановны. Похоронили Цветаеву в Елабуге, но так как шла война, точное место погребения остается невыясненным до сих пор. Православные обычаи не позволяют отпевать самоубийц, но правящий епископ может делать исключение. И патриарх Алексий II в 1991 году, на 50-летие со дня смерти, воспользовался этим правом. Церковный обряд провели в московском храме Вознесения Господня у Никитских ворот.

На высоком берегу Оки, в любимом городе поэтессы, согласно воле Марины Цветаевой, установлен камень (тарусский доломит) с надписью: «Здесь хотела бы лежать Марина Цветаева».

 

Марина Цветаева Реквием.

 

Уж сколько их упало в эту бездну,
Разверзтую вдали!
Настанет день, когда и я исчезну
С поверхности земли.

Застынет все, что пело и боролось,
Сияло и рвалось.
И зелень глаз моих, и нежный голос,
И золото волос.

И будет жизнь с ее насущным хлебом,
С забывчивостью дня.
И будет все — как будто бы под небом
И не было меня!

Изменчивой, как дети, в каждой мине,
И так недолго злой,
Любившей час, когда дрова в камине
Становятся золой.

Виолончель, и кавалькады в чаще,
И колокол в селе…
— Меня, такой живой и настоящей
На ласковой земле!

К вам всем — что мне, ни в чем не знавшей меры,
Чужие и свои?!-
Я обращаюсь с требованьем веры
И с просьбой о любви.

И день и ночь, и письменно и устно:
За правду да и нет,
За то, что мне так часто — слишком грустно
И только двадцать лет,

За то, что мне прямая неизбежность —
Прощение обид,
За всю мою безудержную нежность
И слишком гордый вид,

За быстроту стремительных событий,
За правду, за игру…
— Послушайте!- Еще меня любите
За то, что я умру.

 

 

 

Из стихов Марины Цветаевой:

Кто создан из камня, кто создан из глины,–
А я серебрюсь и сверкаю!
Мне дело – измена, мне имя – Марина,
Я – бренная пена морская.
Кто создан из глины, кто создан из плоти –
Тем гроб и нагробные плиты…
– В купели морской крещена – и в полете
Своем – непрестанно разбита!
Сквозь каждое сердце, сквозь каждые сети
Пробьется мое своеволье.
Меня – видишь кудри беспутные эти? –
Земною не сделаешь солью.
Дробясь о гранитные ваши колена,
Я с каждой волной – воскресаю!
Да здравствует пена – веселая пена –
Высокая пена морская!

***

Вчера еще в глаза глядел,
А нынче – всё косится в сторону!
Вчера еще до птиц сидел,–
Все жаворонки нынче – вороны!
Я глупая, а ты умен,
Живой, а я остолбенелая.
О, вопль женщин всех времен:
«Мой милый, что тебе я сделала?!»
И слезы ей – вода, и кровь –
Вода,– в крови, в слезах умылася!
Не мать, а мачеха – Любовь:
Не ждите ни суда, ни милости.
Увозят милых корабли,
Уводит их дорога белая…
И стон стоит вдоль всей земли:
«Мой милый, что тебе я сделала?»
Вчера еще – в ногах лежал!
Равнял с Китайскою державою!
Враз обе рученьки разжал,–
Жизнь выпала – копейкой ржавою!
Детоубийцей на суду
Стою – немилая, несмелая.
Я и в аду тебе скажу:
«Мой милый, что тебе я сделала?»
Спрошу я стул, спрошу кровать:
«За что, за что терплю и бедствую?»
«Отцеловал – колесовать:
Другую целовать», – ответствуют.
Жить приучил в самом огне,
Сам бросил – в степь заледенелую!
Вот что ты, милый, сделал мне!
Мой милый, что тебе – я сделала?
Все ведаю – не прекословь!
Вновь зрячая – уж не любовница!
Где отступается Любовь,
Там подступает Смерть-садовница.
Самo – что дерево трясти! –
В срок яблоко спадает спелое…
– За все, за все меня прости,
Мой милый,– что тебе я сделала!

***

Вот опять окно,
Где опять не спят.
Может – пьют вино,
Может – так сидят.
Или просто – рук
Не разнимут двое.
В каждом доме, друг,
Есть окно такое.
Не от свеч, от ламп темнота зажглась:
От бессонных глаз!
Крик разлук и встреч –
Ты, окно в ночи!
Может – сотни свеч,
Может – три свечи…
Нет и нет уму
Моему покоя.
И в моем дому
Завелось такое.
Помолись, дружок, за бессонный дом,
За окно с огнем!

***

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован.