Русская революция или российский пейнтбол. Стихи о революции.

100 – летие Октябрьской революции в стране, где она произошла, изменив историю мира, родив новый социальный строй, в стране, где власть взял в свои руки человек труда – вовсе и не событие в нынешней России, вместо красной   даты в календаре страны, сегодняшнему  режиму которой не может дать определение никто в мире, значится День российского пейнтбола.

Член коммунистической партии с 1975 года В.В.Путин считает Революцию общей бедой россиян.

Член КПСС с 1986 года Д.А.Медведев заявил, что «…это день трагедии, который в значительной мере определил дальнейшую историю страны и гражданскую войну»

Это то, что сказали официально два первых лица государства, а вот прямая речь политолога Аббаса Галямова, который сказал официально то, что думают неофициально два первых лица государства: « Мысль о том, что свергать власть – правильно, не должна приходить россиянам в голову. Остается один выход– замалчивать тему».

Они и замалчивают. С помощью Росгвардии, полиции, ФСБ, судов.

 Однако, стихи о революции русских поэтов.

Гражданин.

Кондратий Рылеев.

Я ль буду в роковое время
Позорить гражданина сан
И подражать тебе, изнеженное племя
Переродившихся славян?

Нет, неспособен я в объятьях сладострастья,
В постыдной праздности влачить свой век младой
И изнывать кипящею душой
Под тяжким игом самовластья.

Пусть юноши, своей не разгадав судьбы,
Постигнуть не хотят предназначенье века
И не готовятся для будущей борьбы
За угнетённую свободу человека.

Пусть с хладною душой бросают хладный взор
На бедствия своей отчизны,
И не читают в них грядущий свой позор
И справедливые потомков укоризны.

Они раскаются, когда народ, восстав,
Застанет их в объятьях праздной неги
И, в бурном мятеже ища свободных прав,
В них не найдёт ни Брута, ни Риеги.

1824

Воспоминание.

Сергей Есенин.

Теперь октябрь не тот,
Не тот октябрь теперь.
В стране, где свищет непогода,
Ревел и выл
Октябрь, как зверь,
Октябрь семнадцатого года.

Я помню жуткий
Снежный день.
Его я видел мутным взглядом.
Железная витала тень
«Над омрачённым Петроградом».

Уже все чуяли грозу,
Уже все знали что-то,
Знали,
Что не напрасно, знать, везут
Солдаты черепах из стали.

Рассыпались…
Уселись в ряд…
У публики дрожат поджилки…
И кто-то вдруг сорвал плакат
Со стен трусливой учредилки.

И началось…
Метнулись взоры,
Войной гражданскою горя,
И дымом пламенной «Авроры»
Взошла железная заря.

Свершилась участь роковая,
И над страной под вопли «матов»
Взметнулась надпись огневая:
»Совет Рабочих Депутатов».

1924

Партизанские могилы.

Евгений Евтушенко.

Б. Моргунову

Итак, живу на станции Зима.
Встаю до света — нравится мне это.
В грузовике на россыпях зерна
Куда-то еду, вылезаю где-то,
Вхожу в тайгу, разглядываю лето
И удивляюсь, как земля земна!

Брусничники в траве тревожно тлеют,
И ягоды шиповника алеют
С мохнатинками рыжими внутри.
Всё говорит как будто:
“Будь мудрее
И в то же время слишком не мудри!”

Отпущенный бессмысленной тщетой,
Я отдаюсь покою и порядку,
Торжественности вольной и святой
И выхожу на тихую полянку,
Где обелиск белеет со звездой.
Среди берёз и зарослей малины
Вы спите, партизанские могилы.

Есть магия могил. У их подножий,
Пусть и пришел ты, сгорбленный под ношей,—
Вдруг делается грустно и легко
И смотришь глубоко и далеко.
Читаю имена: Клевцова Настя,
Пётр Беломестных, Кузьмичев Максим,—
А надо всем торжественная надпись:
“Погибли смертью храбрых за марксизм”.

Задумываюсь я над этой надписью.
Её в году далеком девятнадцатом
Наивный грамотей с пыхтеньем вывел
И в этом правду жизненную видел.
Они, конечно, Маркса не читали
И то, что есть на свете бог, считали,
Но шли сражаться и буржуев били,
И получилось, что марксисты были…

За мир погибнув новый, молодой,
Лежат они, сибирские крестьяне,
С крестами на груди — не под крестами,—
Под пролетарской красною звездой.
И я стою с ботинками в росе,
За этот час намного старше ставший
И все зачёты по марксизму сдавший,
И всё-таки, наверное, не все…

Прощайте, партизанские могилы!
Вы помогли мне всем, чем лишь могли вы.
Прощайте! Мне ещё искать и мучиться.
Мир ждет меня, моей борьбы и мужества.

Мир с пеньем птиц, с шуршаньем веток мокрых,
С торжественным бессмертием своим.
Мир, где живые думают о мёртвых
И помогают мёртвые живым.

1957

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован.