Михаил Фельдман. Впусти меня в прохладу пустоты…

 

Ко Дню рождения известного поэта и барда.

Михаил Григорьевич Фельдман, род. 20 декабря 1964 года в Москве, бард, поэт, лауреат израильского фестиваля авторской песни «Дуговка -2000» в номинации «лучший автор». Публиковался в «Литературной газете» и «Новой Юности», постоянный автор «Иерусалимского журнала». В 2002 году была издана книга стихов и песен «Со среды на пятницу», предисловие к которой написал Кривин. Михаил Фельдман участвовал в записи диска «Иерусалимский альбом», вместе с Юлием Кимом, Дмитрием Кимельфельдом, Александром Медведенко и Мариной Меламед, первый диск из серии «Авторская песня в Израиле», который моментально разошёлся среди почитателей жанра.

В настоящее время Михаил Фельдман участвует в группе Творческое объединение «Ристалище» вместе с Михаилом Сипером, Михаилом Волковым, Александром Даяном, Асей Гликсо,.проживает в Беэр-Шеве (Израиль).

М. Фельдман. Январская история 

Владимир Долинский читает стихи М.Фельдмана “Громоотвод”

Заметелено

В деревне Заметелино,
Что в пригороде Пущино –
Еще не всё потеряно,
Но многое упущено.
Там бредит за околицей
Убогая пророчица,
Там вечно что-то колется
Когда чего-то хочется,
Там вымощена листьями
Единственная улица,
Там будущее – истинно,
А прошлое – забудется,
Там доброе и злобное
Казнят себе подобное,
Потом на место Лобное
Приносят тесто сдобное,
Там бритва – безопасная –
До выпитой пол-баночки,
Там вся калина красная
Ушла на печки-лавочки,
Там в банях есть предбанники,
Но в чувствах нет предчувствия,
Народные избранники
Несут своё присутствие,
Там, волею унижены, —
Рабы грустят о прожитом,
Расхлябанные хижины
Коттеджам корчат рожи там,
Там нищий с жиру бесится, —
Помойки затоварены,
Там каждые пол-месяца
Рождаются Гагарины,
Там мысли недвусмысленно
Кипят за лбами твёрдыми,
Там бабы коромысленно
Покачивают вёдрами,
Там кляча хромоногая
Виляет жирной всадницей, —
И это то немногое,
Что там в глаза бросается.

В неведомой губернии,
Не ведая виновника,
Идут себе сквозь тернии…
До нового терновника.

* * *


Впусти меня в прохладу пустоты,
в пещеры глаз, за суетность зрачков,
где приступы небрежной доброты
скрываются за стеклами очков,
где горизонт нарисовал тоску,
и выше неба воспарила бровь.
Ты слышишь, как к стучащему виску
по мускулам карабкается кровь?

Пророчествам ужасным вопреки,
оставим этот город-монастырь,
и пусть найдут друг друга две руки –
одна – слепой, другая – поводырь.
Пойдем со мной по кладбищу песка,
средь разоренных раковин-могил,
дотрагиваться кончиком носка
до пены волн, что выбились из сил.

Мы скажем много необычных слов,
что прежде было стыдно говорить.
Нам рыбаки покажут свой улов
и объяснят, как нужно здесь ловить.
Входящий в предначертанный удел,
прилив научит терпеливо ждать
и постигать свой собственный предел,
который не обнять и не понять.

Впусти меня в прохладу пустоты,
где все дороги, что ведут назад,
закончатся и разведут мосты
в пределах горизонта, а не за,
где солнце не восходит для броска
на штурм рассудка, чтобы вновь и вновь
на жернова стучащего виска,
как на Голгофу, гнать мою любовь.

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован.