The Beatles. Рожденные навсегда.

 

Don’t let me down. The Beatles.

Отрывок из моей книги “Мы едем в Россию…”

…Чашка крепкого кофе привела меня в чувство. Мы сидели за маленьким столиком небольшого кафе «Джакаранда», окна которого выходили на Слейтер-Стрит, где находилась художественная школа.

В дверях кухни появился человек, одетый в пальто из верблюжьей шерсти, его лицо с восточными чертами выражало крайнее безразличие: «Привет, Пол…»

– Привет, Вилли

– Новый барабанщик? Джон велел передать, чтобы начинали без него, он будет позже.

– О,кей, Вилли.

Я находился в настоящем шоке. Это был не сон. Непостижимым образом я очутился в Англии 60 года прошлого века, а напротив меня сидел легендарный битлз.

– Как ваше имя, сэр?

-Иван, – ответил я, делая ударение на первом слоге, -Иван Ангелов…

– Вы не англичанин?

– Нет, я – русский, но постоянно живу в Лондоне.

– Теперь с вами все в порядке?

-Да, Пол, большое спасибо

– Не хотите ли поесть, сэр? Здесь готовят отменные сэндвичи с ветчиной.

– Нет, я не голоден

– Раз вы знаете Джона, то вы – музыкант?

– Нет… Но я когда-то окончил музыкальную школу и …

– Вы не хотите подождать Джона, пока мы будем репетировать?

Мы спустились по узкой лестнице в подвал кафе. Подвал представлял из себя миниатюрный танц-зал, пол которого был вымощен грубо отесанным кирпичом. В углу находилась небольшая сцена, отделенная от танцплощадки скрученным в рулон старым ковром. У плохо выкрашенной в оранжевый цвет стены на высоком стуле, перебирая струны электрогитары, сидел длинноволосый юноша.

– Джордж,- представил его мой спутник, – а это Иван Ангелов, он из Лондона.

Джордж улыбнулся и приветливо кивнул.

– А это Стюарт Сатклиффом, – симпатичный парень с бас-гитарой Höfner President наперевес, пожал мне руку.

-Джонни Хатч, лучший ударник Ливерпуля из «Голубого ангела», – Пол показал рукой на человека в розовой рубашке с накладным воротником и закатанными до локтей рукавами, возившегося с ударной установкой в глубине сцены. Хатч без удовольствия бросил на меня хмурый взгляд и пробурчал что-то неопределенное.

Пол указал мне на стул из огнеупорной пластмассы.

– Присядьте, здесь вам будет удобно.

Через минуту обо мне все забыли. Чувствовал я себя ужасно. В висках глухо стучало. Во рту пересохло. Неожиданно, застоявшийся подвальный воздух, вызвал у меня сильный приступ тошноты. Я быстро поднялся в кафе и громко хлопнув входной дверью, выскочил на улицу. Погода испортилась. Моросил мелкий холодный дождик. Брусчатая мостовая превратилась в мокрую серую ленту. У большого окна « Джакаранды» , укрывшись от ледяных брызг под небольшим фанерным навесом , оживленно беседовали двое: молодой человек худощавого телосложения в светлом плаще, с тонкими чертами лица и бородатый шатен небольшого роста в элегантной «тройке».

В человеке в плаще, героически борясь с головокружением и тошнотой, я узнал Джона Леннона.

-Алан, – обращаясь к бородатому, Джон нервно поежился, – я ведь уже пообещал Брайану Келли выступить у него в субботу … Он выплатил аванс 8 фунтов.

– Джон… Ты должен найти постоянного барабанщика. Немцы заплатят хорошо. У тебя будет 100 фунтов в неделю! Ваши имена будут на афишах.

– Томми решительно не собирается больше играть, после аварии в Шотландии он завязывает с музыкой. Правда, – помолчав, сказал Леннон,- он оставляет нам свою ударную установку.

– А что же Хатч?

-Этот самовлюбленный дегенерат никогда не будет играть с такой группой как мы.

– Пусть Пол позвонит Питу Бесту. Его привлекут хорошие деньги и возможность участвовать в гастролях…

Входная дверь приоткрылась, симпатичная китаянка, едва бросив взгляд на мое бледное лицо, крикнула: «Алан, Алан тебя очень срочно к телефону!»

Алан и Джон , пригибая головы, устремились в кафе.

«Будь, будь моей…» – голос Пола Маккартни, вылетев из глубины заведения,

смешавшись с микроскопическими капельками ливерпульского дождя, застыл в холодном воздухе безлюдной Слейтер- Стрит…

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован.