Мы едем в Россию. Глава 3 продолжение

 

Я сидел на диване в своей квартире на Карнаби-стрит с бокалом пива в руке и мои мысли в голове были ненамного прозрачней пены этого напитка. Масса событий, навалившихся на меня в последние дни, совершенно лишила мой мозг соображать. По телевизору шел сериал, но зрение мое и слух не воспринимали происходящее на экране. Я вновь и вновь мыслями возвращался в тот роковой для Бадди Буша вечер. Из-за чего убили журналиста? Единственным мотивом этого чудовищного преступления могла служить некая информация, связанная с историей Винни Каутс, которой обладал Бадди, и она была настолько опасна для кого-то, что этот кто-то не задумываясь нажал на курок…
Почему же мой приятель, всегда осторожный и предусмотрительный не понимал грозящей ему опасности? Да очень просто – он сам не понимал, какой важной информацией владеет! А возможно, не сведенная пока еще сумма некоторых разрозненных фактов имела и имеет сенсационное и смертельное значение для тех отморозков, которые убили Буша. Но тогда и мне угрожает реальная опасность, поскольку всю информацию Бадди передал мне…Или он рассказал не все?
Кто этот таинственный старикашка с русским именем Борис, с шайкой головорезов, похожих на бывших спецназовцев? В этой истории, по крайней мере четыре конкурирующие стороны. Первая – обладатели секретного объекта Винни Каутс, и я пока не знаю, кто они…
Вторая, которая может быть одновременно и первой – убийцы Бадди Буша…
Третья – обладатели секретной информации (т.е. я), расшифровка которой грозит первой, второй и третей сторонам смертельной опасностью
Четвертая – заинтересованная сторона с главарем Борисом, явно не участвовавшая в убийстве журналиста (иначе я не сидел бы с бокалом пива, а давно покоился бы на дне какого-нибудь живописного пруда в Гайд-парке), но также замешанная в этой истории…
Выпив весь запас пенного напитка, просмотрев еще раз содержимое флешки Буша, я пришел к выводу, что начинать нужно с худосочного старика в фетровой шляпе.
*
… Ночью я плохо спал. Мне снились белые розы, они были повсюду: на тротуаре, на стенах домов, под колесами проезжающих автомобилей. Они даже парили в воздухе в виде букетов, цветы торчали из карманов прохожих, ими играли дети, бросаясь розами, как снежками…Проснулся я совершенно разбитым, с головной болью и неприятным металлическим привкусом во рту.
Прохладный душ, яичница с сыром и стакан крепкого чая привели мой организм в более-менее приличное состояние. В десять часов я отправился в магазин, где приобрел десятикратный бинокль Hawke, взял такси, заехал на работу и оформил отпуск. Заехав в банк, снял со своего счета
5000 фунтов и попросил водителя такси отвезти меня на Бейкер-стрит.
Знаменитая во многом благодаря героям Артура Конан Дойла Шерлоку Холмсу и доктору Ватсону, эта оживленная лондонская улица протянулась на 2,5 километра. Бейкер-стрит проходит через Мерилебон-роуд, параллельно Глостер-плейс, к югу от Ридженс-парка. Здесь расположен музей Шерлока Холмса, за углом – музей Мадам Тюссо, а также магазин, посвященный знаменитой ливерпульской четверке «Битлз», напротив его – магазин рок-музыки.

 

Во время моей незапланированной поездки в обществе двух человекоподобных горилл, я обратил внимание на рекламный буклет, лежащий в нише доски приборов белого Рендж Ровера. Он был посвящен «Метрополитен бару», который находится у станции метро «Бейкер-стрит», здесь я и решил пообедать.
Заказав ребрышки под соусом и большой бокал пива я удобно расположился за столиком у окна.
Белый джип подъехал в 13-00. На этот раз худого старика сопровождал только водитель. Я внимательно стал за ними наблюдать. Борис, если только это имя настоящее, был одет в черный костюм и такие же брюки, черную рубашку с высоким прямым воротником без галстука, голову, похожую по форме на вялый огурец, венчала соломенная плоская шляпа. Старик был, очевидно, большим любителем шляп! А в петлице его пиджака с левой стороны белела роза из моего сна…
Водитель был одет точно также, как и двое суток назад – черный цвет, видимо, был основным на родовом гербе этого питекантропа.
У входа старика почетно встретил менеджер заведения и проводил его в отдельный кабинет. Водитель, он же охранник, остался у двери. По телефону я вызвал такси к бару и попросил водителя подождать. Через тридцать минут Борис в сопровождении Черного воина, так я для себя его назвал, вышел из бара и направился к автомобилю. Я вышел следом и сел на заднее сидение ждавшего меня на стоянке такси. Дав водителю пять фунтов, сказал: «Двигай за Ровером…» Таксист с индийской внешностью с огромным уважением посмотрел мне в глаза, включил скорость и рявкнул: «Есть, сэр..» Рот с белозубой улыбкой не закрывался у него на всем протяжении поездки.
Белый джип отправился в сторону центральной мечети Лондона вдоль живописного Ридженс-парка, затем свернул налево и остановился на стоянке у стадиона для игры в крикет «Лордс».
Буквально через минуту из здания вышла средних лет полная дама в розовой футболке и синих джинсах. Из-за больших солнечных очков под голубой шляпкой я не смог рассмотреть ее лица. Женщина села в автомобиль. Спустя некоторое время белый джип снова отправился в путь. Мы держались позади, пропустив вперед одну машину. Теперь мы следовали по Edgware Road, повернули на Мэрилебон Роуд и снова налево на Бейкер-стрит. Автомобиль преследуемых остановился у современного здания, где находились роскошные апартаменты. Я поспешил выйти из такси и направился в фойе гостиницы, где облокотившись на стойку стал рассматривать рекламный журнал. Боковым зрением я наблюдал, как Борис со спутницей в сопровождении охранника вошли в здание, администратор за стойкой, словно ужаленный кинулся за ключом … Прикрыв лицо ладонью, я успел заметить номер – 337.
Несложные логические вычисления позволили мне понять, что номер находится на третьем этаже и окна его выходят на улицу Бейкер-стрит, как раз напротив старинного особняка, одетого в строительные леса по поводу ремонта его фасада. Я зашел в небольшой бутик и приобрел за 2 фунта стерлингов строительную ветровку с капюшоном, перешел улицу и взобрался по лесам на уровень четвертого этажа. Удобно устроившись между стойкой лесов и тюком строительного утеплителя, я настроил бинокль и принялся осматривать окна гостиницы третьего этажа. Нашел предполагаемые два окна номера 337 и стал ждать. Через минуту дверь номера, который был очень хорошо мне виден, открылась и я увидел женщину в голубой шляпе, которая вошла первой, за ней, закрывая на ходу дверь вошел Борис. Женщина эффектно бросила шляпу куда-то вглубь комнаты, а Борис обнял ее и поцеловал. Они прошли в спальню. Мадам с размаху уселась в кресло, а мужчина подошел к окну, посмотрел в мою сторону и пытаясь закрыть гардины развел в стороны руки. Лёгкий хлопок был почти не слышен в шуме многолюдной Бейкер-стрит, но десятикратное увеличение моего бинокля позволили мне отчетливо увидеть аккуратное красное отверстие, появившееся в центре лба несчастного старика и невероятное удивление в гаснущих глубоко посаженных глазах.

 

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован.