Им нравится. Стихи.

Соседка

Земля зимой измучена дождями.
Всё кажется, что нет дождям конца.
Стучится в дом соседка с новостями
Вся в бигудях, и нет на ней лица.

Она кричит, что как героев стали
Воров в законе хоронить в Москве,
Что час наступит, что вернётся Сталин –
России бедной встанет  во главе.

Он, непременно, наведёт порядок-
(Кому – тюрьма, кому – лесоповал…)
Воспрянет Русь, пришедшая в упадок!
…Как просто всё.
А я, дурак, не знал…

Обыкновенный фашизм

Во вводной истории было дано:
Хотите поверьте, хотите проверьте –
В одном городишке когда-то давно
У папы и мамы родился… ефрейтор.

Он вырос, и немцев сумел убедить,
Что высшая раса они на планете,
Что сможет Германия всех победить,
Что плёвое дело ефрейтору это.

Как сладок был немцам иллюзии плен,
Взамен унижений Версальского мира,
Что фюрер страну поднимает с колен –
И нация слепо пошла за кумиром.

О, как их сердца трепетали в груди,
Как путь их особый казался им славен,
Когда он решительно стал приводить
Соседние земли в немецкую гавань.

И в приводе этом не видя греха,
И страшной своей не предвидя планиды,
Кричали восторженно бюргеры “Хайль!”,
А бюргерши млели от фюрера вида.

И долго у них было всё на мази,
И к немцам фортуна была благосклонна,
Пока не увязли в российской грязи
Бесчисленных полчищ германских колонны.

Фронты, постояв, стали двигаться вспять,
Чтоб ставить их раком, а не на колени,
Но немцы кричали опять и опять
Про мудрость вождя и про фюрерский гений.

А фюрер бубнил и в предсмертный свой час:
“Спокойно, геноссе, и герры, и фрау,
Мы всех одолеем, поскольку у нас
Есть супероружие грозное – ФАУ!..”

Ни ФАУ, ни бог и ни чёрт их не спас:
Кто Нюрнбергом кончил, кто ядом, кто пулей,
А что до народных касается масс,
То их обобрали, раздели, нагнули.

Ведь помнит Германия вся до сих пор,
Как с грязью смешали арийскую гордость,
Устроив насилье, грабёж и разор,
Нетрезвых солдат-победителей орды.

* * *

Цените, народы, спокойную жизнь,
Не дайте взойти в себе всходам фашизма,
Чтоб вам от фашизма не сделали клизм,
Предельно жестоко и с крайним цинизмом.

История там повторится как фарс,
Где вновь превосходством засветятся лики,
Где вождь возомнит себя фюрером масс,
А быдло считать себя станет великим.

Им нравится

Им нравится шагать покорно строем,
Им нравится, когда кругом враги,
Им нравятся замшелые устои,
И как грохочут грозно сапоги.
Им нравится гордится тем, что было
В далёкие, минувшие года,
Им нравится, что кто имеет силу –
Неправым не бывает никогда.
Им нравится слащавый привкус лести,
Им нравится крутая «Мать Кузьмы», –
Их не пугает груз под цифрой 200
И ужасы кровавые войны.
Им нравятся безумнейшие враки,
Страна без перспектив и перемен,
Им нравится, когда их ставят раком
И говорят, что подняли с колен.
Им нравится орать: «Ура!» – натужно,
Хвалить тирана ум, лицо и стать,
А главное, что никогда не нужно
И ничего не надо выбирать…

О вкусах неприлично спорить, право,
Достоинство и вежливость, храня.
Попутал, может быть, меня лукавый,
А может, даже вовсе не меня…
Про большинство, пожалуйста, не надо…
Всё в мире происходит неспроста, –
Оно на казнь отправило Сократа,
Джордано, Яна Гуса и Христа…

5 комментариев

  1. Я НЕ НОШУ КОРЗИНОК СО СТИХАМИ

    Я не ношу корзинок со стихами –
    Мечты мои теснятся в голове.
    И Млечный путь не трогаю руками
    И не слагаю песен о Москве…

    Стихи мои – то листья, то иголки –
    Живут во мне!
    Мне просто повезло…
    Когда в Москве друг друга грызли волки,
    Россия пела всем смертям назло.

    Меня не манит стольное богатство,
    Когда в опале целая страна.
    Мечты мои – поверить в государство!
    И мне до боли Родина нужна.

    1. Мои стихи – смешны своим упрямством,
      Протестным духом взрыва и огня.
      Отчизна рабства – это государство,
      Земля и небо – Родина моя.

  2. На произведение В. Муковкина “Обыкновенный фашизм”.
    Ну, в-первых, стоило бы, наверное, название придумать своё. Да ладно, это уже стало нарицательным, поэтому понятно и оно… хотя при внимательном прочтении это становится не вполне очевидным.
    ————————————————————–
    Цитата:
    Ведь помнит Германия вся до сих пор,
    Как с грязью смешали арийскую гордость,
    Устроив насилье, грабёж и разор,
    Нетрезвых солдат-победителей орды.

    Я несколько раз прочитал всё произведение, несколько раз пробовал привязать в контексте этот катрен к общей фабуле, но так и не понял, кто более злодей, и что большее злодейство, кто «нагнул» арийцев, не заодно ли с ефрейтором были победителей орды?
    Владимир, даже проводя параллели, по-моему, не стоит настолько смешивать исторические понятия.
    Не могу похвастаться любовью к нынешнему нашему лидеру, с которым вы ефрейтора сравниваете, но нельзя же ради таких сравнений настолько игнорировать и интерпретировать факты.
    Позволю себе сравнение агрессивной религии с агрессивным либерализмом и агрессивным же империализмом, в который скатывается Россия – и то, и другое, и третье отталкивают истинных апологетов, которые и сами умеют мыслить и делать выводы.
    Что сегодня происходит на телевидении: мне не оставляют места для мышления, мне пытаются вложить в голову готовые мысли, которые во многом противоречат моему самосознанию; я иду в церковь, мне проповедуют нетерпимость к иноверцам (этого не было в России никогда, а теперь есть), я пытаюсь найти отдушину среди диссидентов – и тут мне пытаются подсунуть какую-то агрессивную нетерпимость, вместо рассудочности и логики.
    Ребята, хватит агрессии, её хватает везде и без вас – ваша сила в последовательности и логичности суждений, не надой бить логикой по морде, а уж тем более нельзя обвинять кого-то в том, чего он не делал.
    Маленькая ложь рождает большое недоверие.

  3. МОНОЛОГ ПОГИБШЕГО СОЛДАТА

    Я вернулся с войны в отчий дом как погибший за Родину.
    Попрощаться с семьёй девять дней после смерти дано.
    И калитку открыл. И колодец прошёл и смородину,
    И дрожащими пальцами стукнул в родное окно.

    Застонала изба. Пёс завыл за дощатым курятником.
    В тот же миг зеркала повернулись к холодной стене.
    И седой капитан, не стесняясь, начальство крыл матерно.
    Бедолага не знал, как сказать старикам обо мне.

    А потом я ушёл поклониться Престолу Господнему.
    И Христос мне сказал:
    – Выправь плечи. Ты – русский солдат!
    Не пристало бранить пацанов, жизнь отдавших за Родину.
    Убиенным в бою полагается белый наряд.

    И открылись врата – и пошёл я дорогой неведомой.
    Позади горизонт – на земле он всегда впереди.
    И увидел свой взвод возле самого светлого терема.
    И услышал: – Привет!
    Ну чего рот открыл?.. Заходи.

    Я рванул…
    Побежал…
    К лучшим людям из лучшего прошлого.
    Сколько выпито слез – и совсем не по нашей вине.
    И рассвет полыхнул. И захлопали звёзды в ладоши нам –
    Взвод восполнил ряды. Только Мишка Стрельцов на войне.

    Жизнь не выдала нам ничего, кроме рода и племени.
    А судьба расшибала ещё не окрепшие лбы.
    Мы учились стрелять – на любовь просто не было времени.
    И несли тяжкий крест – класть друзей в именные гробы.

    И погибшие мы,
    но не павшие духом и совестью,
    Собрались в тишине навсегда и на веки веков!
    Я вернулся с войны рассказать взводу свежие новости
    И приказ получил – доложить, как там Мишка Стрельцов.

    Я вздохнул и сказал:
    – Два раненья Стрельца не исправили:
    Он такой же чудак – всё считает себя молодым.
    Разреши, командир, нам с ребятами выпить за здравие,
    Чтоб последний из нас на земле был подольше живым!

    1. Очень хорошо!
      На мелкие шероховатости даже не хочется обращать внимания.
      Сюжетная линия очень цельная и хорошо выдержана на протяжении немаленького стихотворения.

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован.