Хулиганы. Первая пятерка июля.

 

ТРИ КРИМИНАЛЬНЫХ ИСТОРИИ

Анатолий Чертенков.

История I. Городская

Я мирно по парку бродил,
И водка плескалась во мне…
И слышу: «Постой, командир!
А где у тебя портмоне?

И что на груди за значок?
Какой, интересно, страны?!
Давай-ка снимай, дурачок,
Ботинки, пиджак и штаны».

И чёрной тряхнул бородой
И выпачкал пеплом усы.
«Тебе, – говорит, – молодой,
Не в масть золотые часы!»

Я мог бы расстаться с добром,
Но водка сказала: пора!
И нож мой нырнул под ребро,
И детство ушло со двора…
История II. Деревенская
Засунув обрез под ремень –
Иначе в деревне нельзя, –
Я милую ждал целый день
В субботу, в конце сентября.

И вдруг чуть не грохнулся с ног –
Громила два метра в длину
Сказал мне: «Снимай пиджачок,
Не то в хула-хуп изогну».

Короче, стал брать на испуг
И ждать от меня энурез…
Я вытащил фигу из брюк,
И лязгнул затвором обрез.

Любовь бушевала во мне,
А милая что-то не шла…
Представьте, при полной луне
Остаться в чём мать родила.

Я мог бы обиду простить,
Запал не расходовать зря,
Но некого было любить
В субботу, в конце сентября.

Обрез мой и ловок, и скор.
Пиф-паф! – и закрыты дела…
Зачем, не пойму до сих пор,
Я ждал, а она – не пришла?..

История III. Привокзальная
Просыпаюсь на вокзале
И смотрю: штаны украли! –
Ни в Париж на авторалли
И ни к чёрту на рога!..

За душою ни копейки,
Телефон без батарейки…
Крошки хлеба на скамейке…
Под скамейкой – ни фига!

Я плююсь и негодую
На судьбу глухонемую.
И полицию штурмую,
Мол, найдите мне штаны!..

– Ты, я вижу, самый умный! –
Ухмыляется дежурный,
А плеваться надо в урны. –
Перед вором все равны!

У тебя штаны украли –
У меня очки пропали! –
Что творится на вокзале,
Я не вижу, хоть убей!

За душою ни копейки,
Телефон без батарейки…
Крошки хлеба на скамейке
И привет от голубей…

ПОСЛЕ БАНИ, ИЛИ КАК МЫ С ВАСЬКОЙ
УГОДИЛИ НА ПАРНАС

Анатолий Чертенков.

Как-то, выпив после бани
Первача по стопарю́,
Очутились мы с Васяней
В удивительном краю:

Слева – вишни, справа – сливы,
В самом центре – баобаб…
И ещё – таких счастливых
Я нигде не видел баб.

Знай себе идут гуляют,
Рядом дети и мужья.
– Во какая жизнь бывает, –
Говорю Васяне я.

Тот незлобно матерится,
Утираясь кулаком:
– Щас бы водочки под шницель,
Да с холодненьким пивком…

Мы рванули к магазину.
Васька сразу выдал суть:
– Дай-ка, шеф, на рубль с полтиной
Освежиться чем-нибудь.

Продавец – дитя порока –
Улыбнулся:
– Сей момент! –
И тотчас бутылка сока
Появилась как презент.

От такого натюрморта
Мы попятились назад.
Васька в крик:
– Какого чёрта!
Издеваться вздумал, гад!

Мы желаем «Рашен водка!» –

И пивка подать изволь…
А не то возьмём за глотку –
И в колодец…
Правда, Коль?

У дитя порока тут же
Запузырилась слюна:
– Мужики, вы в страшной луже! –
Здесь – тверёзая страна!

А для вас, бело-горячих,
Мы построили приют.
Там вас встретят, отфигачат,
Но по стопочке нальют.

Поезжайте! И настанет
Жизнь весёлая у вас.
Так мы с Васькой после бани
Угодили на Парнас…

Слева – вишни, справа – сливы,
В самом центре – баобаб…
И ещё – таких красивых
Я нигде не видел баб.

ПАРОДИЯ НА БОЕВИК

Анатолий Чертенков

Из рук вон плохо шли дела…
Сначала пили из горла,
Потом скучали у стола
И ждали Гогу.

Вова́н бил стёкла, пули грыз…
Баклан у видика завис…
А Любка делала стриптиз
И ела йогурт.

Потом Портос – секьюрик наш –
Достал из шкафа патронташ.
Пора брать банк на абордаж!
Но где же Гога?..

Идти в поход без главаря
Что в первый класс без букваря –
Колокола без звонаря
Звонить не могут.

А тут ещё гранатомёт
Стреляет задом наперёд
И Любка матерно орёт:
– Тоска без Гоги!

Я мышцу лобную напряг
И Любке выправил синяк.
Баклан схватился за тесак –
Козёл безрогий!

Портос глазищами сверкнул
И кобуру подрасстегнул,
Но до ствола не дотянул
Совсем немного –

Мой кольт ему умерил страсть! –
Когда борьба идёт за власть,
Вся карта падает не в масть!..
Но где же Гога?..

В крови купается Вова́н,
В петле болтается Баклан,
И Любка корчится от ран…
Умрите, с Богом!..

Потом вдруг взрыв!
Песок… Цемент…
Лежу в палате –
Рядом мент.
И я сказал, узнав акцент:
– Ну здравствуй, Гога!..

КАК МЫ СО ШКЕТОМ ГОЛОСОВАЛИ

Анатолий Чертенков

Говорят, Пушкин пел здесь когда-то –
Дому триста с копейками лет…
Мы пришли выбирать депутатов
С лучшим другом по прозвищу Шкет.

«Пушкин был», – говорю, – гениален!
И по бабам великий ходок…
Васька в галстуке и при фингале.
– Ну давай», – говорит, – по чуток…

Открываю бутылку «Столичной».
Васька закусь терзает ножом.
Всё у нас в государстве отлично,
Только я никому не нужо́н!..

Ну да ладно…
Мне Пушкина жалко –
Поминаю его каждый день.
Дуб зелёный с котом и русалкой
Не попал ни в один бюллетень.

Я с программой такой не согласен –
Без поэзии про́дыху нет!

– Ну… за Пушкина! – крякает Вася,
Лучший друг мой по прозвищу Шкет.

НАПУТСТВИЕ ПЕРЕД ВЫБОРАМИ

Анатолий Чертенков

Граждане, имейте совесть! Пожалейте хорошего человека…
Пусть он не показывает, что ему тяжело, но мы-то с вами это понимаем.
/из листовки/

Чем значительнее даты –
Тем острее компроматы…

Пожалейте кандидата
В депутаты, господа!

У него две грыжи сразу.
И какая-то зараза.
По сравненью с ней проказа
Всё равно что ерунда.

Кандидат не виноватый,
Что имеет домик в Штатах.
У кого из нас, ребята,
Не водилось в детстве вшей.

Да не домик там, а норка!
Что такое для Нью-Йорка
Одноместная каморка
В восемнадцать этажей.

Не смотрите мрачновато!
Он хорошим был когда-то.
Но родился рановато –
В девяносто лет и зим

Просыпаться трудновато,
А ложиться страшновато…
Пожалейте кандидата.
И Россию вместе с ним!

One comment

  1. Над собой умей смеяться
    В грохоте и тишине,
    Без оркестров, декораций-
    Сам с собой наедине.
    Если сам с собой просмеян,
    То ничей не страшен смех.
    Вадим Шефнер

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован.