Роман перед расстрелом. Анна Тимирева.

Тимирева Анна Васильевна, урожденная Сафонова,во втором замужестве Книппер, ( 18.07.1893 – 31.01.1975), русская и советская поэтесса, художник

Анна Васильевна Сафонова родилась 18 июля 1893 года в Кисловодске в многодетной семье Василия Ильича Сафонова – русского дирижёра, пианиста, педагога, общественного деятеля,  сподвижника П.И. Чайковского. Одно время он был ректором Московской консерватории (1889-1905), главным дирижером Нью-Йоркского филармонического оркестра (1906-1909).

Василий Ильич Сафонов

После переезда семьи в Петербург в 1906 г. обучалась в гимназии княгини Оболенской (закончила в 1911) и занималась рисунком и живописью в частной студии С.М. Зейденберга. Свободно владела французским и немецким.
В 1911 году вышла замуж за морского офицера Сергея Николаевича Тимирёва. В 1914 у них родился сын Владимир.

Сергей Николаевич Тимирев 

В 1915 году познакомилась с Колчаком  в Гельсингфорсе, куда перевели из Петрограда её мужа. В 1918—1919 гг. в Омске — переводчица Отдела печати при Управлении делами Совета министров и Верховного правителя, параллельно работала в мастерской по шитью белья и на раздаче пищи больным и раненым воинам.

Анна Тимирева. Омск,

Анна развелась с Сергеем Николаевичем и бросила семью и сына ради своего адмирала. С тех пор она стала фактической женой Колчака и старалась как можно реже покидать его. Эти времена позднее она назвала самыми счастливыми в своей жизни. Сквозь ужасы гражданской войны и грязь революции, которые раздирали тогда Россию, они до самого конца хранили взаимную любовь.

Верховный Правитель и Верховный Главнокомандующий адмирал А. В. Колчак за рабочим столом, официальная фотография 1919 г.

После ареста Колчака, ни секунды не сомневаясь, последовала под стражу вслед за ним. Совсем юная девушка, ей было двадцать шесть лет, добивалась выдачи различных вещей и лекарств от директора тюрьмы, ведь Александр был очень болен. Всё это время они не прекращали писать друг другу письма…

Анна Тимирева и Александр Колчак.

Об этой красивой и трагичной истории снята не одна картина. В 1997 году режиссёр Сергей Юрженко завершил документальный фильм «Больше, чем любовь. Романс Колчака». В 2006 году на «Первом канале» показали кино «Адмирал Колчак. Двое над пропастью».

Константин Хабенский и Лиза Боярская в фильме “Адмирал”

В 2008 году в кинотеатрах вышел крупнобюджетный художественный фильм «Адмиралъ», рассказывающей об истории любви Колчака и Тимиревой. Ключевые роли в картине сыграли Константин Хабенский, Лиза Боярская и Сергей Безруков.

В феврале 1920 года  Колчака  расстреляли. Девушка сразу это почувствовала. Хмурые тюремщики на её вопросы лишь отворачивались, а комендант не смог обмануть её и только сказал, что его увезли. Женское сердце нельзя обмануть – Анна сразу всё поняла, но до последнего пыталась услышать об этом от другого человека просто, чтобы удостовериться, что любимого действительно не стало. Потом до неё дойдёт бумага с заветным именем и строкой «причина смерти: расстрел».

Седьмое февраля

Анна Тимирева

И каждый год Седьмого февраля
Одна с упорной памятью моей
Твою опять встречаю годовщину.
А тех, кто знал тебя, – давно уж нет,
А те, кто живы, – все давно забыли.
И этот, для меня тягчайший, день –
Для них такой же, как и все, –
Оторванный листок календаря.

Находилась в тюрьмах Иркутска и Новониколаевска, освобождена летом 1922 г. в Москве из Бутырской тюрьмы. В 1925 г. арестована и административно выслана из Москвы на три года, жила в Тарусе. В апреле 1935 г. получила по статье 58 пункту 10 пять лет лагерей, которые через три месяца при пересмотре дела заменены ограничением проживания  на три года. Возвращена из Забайкальского лагеря, где начала отбывать срок, жила в Вышнем Волочке, Верее, Малоярославце.

За несколько дней до окончания срока ограничения проживания,  25 марта 1938 г., Анна Васильевна была арестована в Малоярославце, и уже в апреле 1939-го осуждена по прежней статье на больший срок — восемь лет лагерей. При отбывании срока в Карагандинских лагерях вначале была на общих работах, затем работала художницей клуба Бурминского отделения. После освобождения из мест заключения проживала за 100-м километром от Москвы — на станции Завидово (Конаковский район) Октябрьской железной дороги. В тот же год (1938) арестовали и её 24-летнего сына от брака с Тимирёвым ― Володю При обыске у него нашли шпагу и пистолет, а в обвинительном заключении назвали его немецким шпионом, якобы, он добывал для Германии информацию о рыбной промышленности в СССР.. Он был осужден по 58-й статье и расстрелян 17 мая 1938 года.

Реабилитирован спустя 19 лет, в 1957 году.

Сын Анны Тимиревой, Владимир

21 декабря 1949 г. вновь арестована в г. Щербакове как повторница без предъявления какого-либо нового обвинения. Десять месяцев провела в тюрьме Ярославля и в октябре 1950 г., без решения суда, отправлена этапом в Енисейск до особого распоряжения. Ссылка снята в 1954-м. Затем находилась в поражении гражданских прав до 1960 г. и проживала в Рыбинске. Между арестами работала библиотекарем, архивариусом, дошкольным воспитателем, чертежником, ретушером, картографом, членом артели вышивальщиц, инструктором по росписи игрушек, маляром, бутафором и художником в театре. Очень часто оставалась безработной и доходом служили случайные заработки. Реабилитирована в марте 1960 г., с сентября того же года на пенсии.

В 1911 — 1918 гг. замужем за С. Н. Тимирёвым. Вторично замужем за В. К. Книппером с 1922 г. (инженер-строитель Всеволод Константинович Книпер (1888 — 1942); до получения ответа прокурора о гибели и реабилитации сына (1957), В. С. Тимирёва, носила двойную фамилию Книпер-Тимирёва.

Книппер Всеволод Константинович

До 1960 — в «минусе» без права проживания в 15 крупных городах СССР. После освобождения жила в Рыбинске, работала художником (бутафором) в местном театре. В Рыбинске многие её знали под прозвищем «Чехова».

Анна Тимирева в последние годы жизни.

Запомнилась весёлым и приятным характером. В 1960 году, после реабилитации, поселилась в Москве. Во второй половине XX века Анна Васильевна работала консультантом по этикету на съемках фильма Сергея Бондарчука «Война и мир», который вышел на экраны в 1966 году.

За пять лет до смерти, в 1970-м, Анна Васильевна написала эти строчки, посвященные главной любви своей жизни – Александру Колчаку

Полвека не могу принять,
Ничем нельзя помочь,
И все уходишь ты опять
В ту роковую ночь.

А я осуждена идти,
Пока не минет срок,
И перепутаны пути
Исхоженных дорог.

Но если я еще жива,
Наперекор судьбе,
То только как любовь твоя
И память о тебе.

Умерла 31 января 1975 года. Похоронена на Ваганьковском кладбище.

Я крепко сплю теперь; не жду за воротами,
Когда в урочный час
За поворотом в лес вдруг грянет бубенцами
Почтовый тарантас.
На самом дне души, похоронив тревогу,
Живу, и дни идут,
И с каждым днем трудней размытая дорога,
И все чернее пруд.
У этих серых дней душа моя во власти,
У осени в плену.
И кажется порой, что даже грез о счастье
Я больше не верну.
***
Над головой сосновый бор
Шумит, внимательный и строгий,
И игол шелковый ковер
Босые чуть щекочет ноги.
Здесь хорошо бродить, искать
Грибы в медлительной забаве
И понемногу забывать
О страсти, радости и славе.
И, сердцем погружаясь в тьму,
Не бредить счастьем и свободой,
И встретить старости зиму
С холодной ясностью природы.
***
Какая нежность беспредельная
В сухой степи осенним днем!
Сияют краски акварельные
Последним гаснущим огнем.
Дороги ровные укатаны,
Атласом лоснится трава.
Улыбка солнца незакатная
Ласкает, как любви слова.
А складки сопок золотистые
Лазурью заливает тень,
И просит сердце, чтобы выстоял
Весь до конца погожий день.
Чтоб меж холмами и низинами,
Где выступает соль, как снег,
Идти весь день дорогой длинною,
Не зная, где найдешь ночлег.
Чтоб было все легко и молодо,
Как сопок голубая мгла.
И чтобы ночь под звездным пологом
Была спокойна и тепла
.***
Передо мной, не в маршальском мундире,
Каким для всех запечатлен на век,
А в чем-нибудь помягче и пошире,
По вечерам один в своей квартире
Такой усталый старый человек.
Весь день он был натянут, как струна,
И каждый шаг ему давался с бою,
И вот теперь настала тишина,
Но нет ему отрады и покою.
Приходит он, из тайников стола
Достанет сверток с снимками рентгена
И смотрит, как на них густеет мгла
В растущих пятнах гибельного тлена,
И знает, что ничем нельзя помочь –
Ни золотом, ни знанием, ни славой, –
Что он совсем один с своей державой
И что идет ему навстречу ночь.
***
Уходили бабы по обетам
От горшков, ухватов и печей
По дорогам ласкового лета
К золотым крестам монастырей.
Шли в лаптях, с котомкой за плечами
И с краюхой хлеба в дальний путь
Степью и дремучими лесами
Вольной жизнью глубоко вздохнуть.
Утешенье вымолить у Бога,
О нехитром счастье попросить.
Далека нелегкая дорога –
Тянется, как от кудели нить.
А вернувшись, долго вспоминали,
Будто с плеч свалили целый пуд,
Будто легче стали все печали
И отрадней самый тяжкий труд.

 

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован.