Я держусь… Аля Воронкова.

Я держусь…

Полы помою. Приберусь.
На стол любимую скатёрку
Наброшу. И подругу-грусть
Сгоню с насеста, что тетёрку…
Взгляну на фото. Как хорош
Был этот день и мы с тобою:
Моя причёска под «гаврош»
Под белоснежною фатою,
Ты в чёрном… Как тебе идёт
Костюм и галстук этот строгий.
…А сердце превратилось в лёд,
Когда один дурак двуногий
Тебя на перекрёстке сбил…
Ну, хватит.., всё же день рожденья!
Ты, помню, пряники любил
И земляничное варенье.
Они давно уж на столе.
И кружки. И свистящий чайник.
Всё, как и прежде, на земле:
Работа та же и начальник,
Моя дорога в пять минут
До магазина и обратно.
…А гости? Гости не придут,
И не пойми меня превратно –
Твой день встречаю я с тобой,
И мне никто сейчас не нужен.
…А дождь стучит по мостовой,
Вчерашние тревожа лужи.
Я в чёрном… Кажется, июль
На жаркий срок не претендует.
Качает слабый ветер тюль,
И сквознячок холодный дует.
Полы помою. Приберусь.
За стол накрытый сяду с краю.
…Родной, любимый, я держусь,
Но вспоминаю, вспоминаю…

Банка

Так вышло, что в дом, уцелевший напротив,
Свозили больных, а их было не счесть!
Вот мы и повадились к тётечке Моте
«зачтонибудьсделать» «хотьчтотопоесть».
А госпиталь жил непонятной рутиной
(да что я могла в свои семь понимать?)
Но помню, сидела три дня с половиной
У свежей могилы солдатская мать…
И помню, как мы, пацаны и девчонки,
Обувку свою не жалея с утра,
Сбивая с верёвок бинты и пелёнки,
Гоняли жестянку по лужам двора.
Наверно, мы всё-таки очень шумели,
Коль раненый с кличкой «Совсемнеходяч»
Нам сшил из походной горелой шинели
Неровный, колючий, коричневый мяч…
Пусть тело мяча и не очень тугое,
Но сразу наладилась наша игра.
…От дома на самом краю Бологое
Ни пуха, ни щепок уже, ни пера.
Но снова тёть Мотя встаёт спозаранку,
Хромой дядя Сеня заводит мотор,
И дождик стучит о консервную банку –
Предмет наших первых войнушек и ссор.
О, как этот день в моей памяти прочен:
Кленовые листья ложатся в траву,
И мальчик, который мне нравился очень,
Гоняет заштопанный мяч по двору…

Есть город…

**

Есть город небольшой
(ни близкий, ни далёкий)
с красивою душой,
с душою одинокой;
там белые сады
и чёрные овраги;
рукою – до беды
и вёдрами – до браги!
И предвоскресный звон
последних колоколен…
О, этот русский стон
по убиенной воле!
Мадонны у хибар
и ангелы в заплатах…
Но город очень стар,
чтобы
об этом
плакать.
Лишь иногда баян
сыграет для кого-то.
Там каждый пятый – пьян,
и каждый день – суббота.
*
Российский городок
с красивою душою,
за столь
короткий
срок
что
сделали
с тобою?

2 комментария

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован.