Первая пятерка октября. Этюды.

Триптих на тему Beatles

Челябинск

The triptych on the theme of The Beatles
________________________________________
“Продюсер”

Поверьте, пятый был из нелюдимых,
Его не звали, он припёрся сам –
Быть близко к славе свойственно ослам,
Но тут напасть – жуки сидят на спинах;
И этот пятый… вроде, не причём,
И взгляд его с прищуром полон грусти –
Прославленных ослов простой продюсер
Прославиться был просто обречён.
————–

“Кто убил Леннона”

Разборки на растерзанных кроватях
За рамками концертов и программ –
То Пушкина читали по слогам,
То Джона, написавшего некстати.
Вначале били Леннона втроём,
Как будто понарошку и не больно;
Потом поймали на карьере сольной
И подослали киллера с ружьём.
————–

“Энтомологическое”

Висит на стенке высушенный жук,
А вот ещё… да их четыре, братцы.
Сушёные битлы! Так может статься,
Что их фанаты на концертах ждут,
А пацаны дурачиться взялись,
Не чувствуя дыханья жгучей славы.
Ну, а пока они, конечно, правы;
И каждый любит музыку… и жизнь.
—————

По конкурсному заданию
нужно было написать стихотворение
по фотографиям группы The Beatles.
(http://vmardoni.ru/archives/4388)

 

Смерть

Василий Толстоус

СМЕРТЬ

Умолкли птицы. Небо словно выше.
Звезда прожгла мерцанием простор.
Беззвучный вздох – полёт летучей мыши.
Затих дневной досужий разговор.
Повсюду тени. В бликах мостовая.
Незримо шевеление листа.
Мелодия вечернего трамвая
так непередаваемо проста –
но вдруг ушла, закончилась внезапно…
Остывший воздух дрогнул невзначай:
тупым стеклом по вечности царапнул
ночной мопед, стеная и стуча,
сжимая звуки в шорохи и звоны…
…И движется, смыкается, страшна,
из каждой щели, тонкой и бездонной,
бескрайняя, сплошная тишина.
Одно лишь сердце с болью и тревогой
наружу рвётся, зная наперёд,
что рядом, здесь, без света и дороги
землёю Смерть полночная плывёт –
её уснувшей тёмной половиной,
и выбирает время сладких снов.
Беспомощный, виновный ли, невинный,
и млад ли, стар – для Смерти всё равно.
Застыв, стою. Она струится мимо,
касаясь мягко полами плаща.
…И до утра, до спазм, невыносимо
немеет ниже левого плеча.

Морской этюд

Юрий Рехтер

В далёком детстве – Крым скалистый,
Небес безудержная даль,
Жара качает кипарисы,
Дорога – серая спираль.

И за каким-то поворотом –
Слепящей синью – водный край,
И запах!.. Соли, влаги, йода.
Наверно, так же пахнет рай!

На фоне неба – оголтелых,
Орущих чаек кучный лёт,
И лёгким взмахом кисти белой
На горизонте – пароход.

С разбега, длинными шагами,
Пугая лежбища наяд,
Нырнуть, почувствовав губами,
Волны солёный мармелад.

И мелких камешков коррида
Вокруг заледеневших ног,
И знобкий, судорожный выдох,
Предвосхищающий восторг.

Тополю

Ирина Полюшко

Вы когда-нибудь видели
Трёхметровые пни?
(Хоть эпиграфом выдели,
Хоть на строчке распни…)

Непокорные головы
Брил цирюльник лихой.
Небосвод тих и гол, увы…
Словно лист без стихов.

Нет пернатым пристанища.
Позабыт птичий грай.
Всем сюда прилетающим
Непонятна игра.

В пух уже не оденется
Ни трава, ни земля.
Избежавший паденья — царь,
Говорят тополя.

Мир фаллических символов
Без развесистых крон.
Открывает сим-сим коллаж
Из пальмирских колонн.

Но весна будет яркою.
Старый тополь, держись!
Даже за циркуляркою
Есть для дерева жизнь.

Снова шапка зелёная.
На твоей голове.
Не смотри удивлённо так,
Улыбнись и проверь!

Задумчивое…

Наталья Мироненко

Размыта тишиной –
Ни возгласа, ни вздоха.
И опадает взгляд,
Как с дерева – листок.
Там, с линии сплошной –
Срывается эпоха,
И на закат сулят
Переместить восток.

А здесь – осенний сплин,
Предвестник листопада.
И в поволоке строк –
Настойчивый туман.
Так странно, что вдали
Грохочет канонада…
И никому не впрок
Ни правда, ни обман.

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован.