Поэты официальных лиц. Виктор Мардони

Поэты официальных лиц

Какой поэт не хочет быть великим?
Жаль, что посмертна эта благодать,
А классиком живым прикольно стать,
Обзавестись сейчас достойным ником
И ну, нетленки личные писать.

Какой поэт не хочет быть великим?
Съедобность рифмы пробуя на зуб,
Варить, мешая, сочинений суп
И постепенно становиться ликом
В умах людей, в святых углах халуп

Какой поэт не хочет быть великим?
Иные наши, распластавшись ниц
Властям варганят гимны, оды – блиц…
Да гений их застрял в противном крике
Меж ягодиц официальных лиц.

One comment

  1. Когда-то, теперь уже очень давно я написал несколько посвящений всем известными и не очень, но всё равно – известным поэтам.
    Вот они, посвящения:

    АЛЕКСАНДРУ КУШНЕРУ ПОСВЯЩАЕТСЯ.
    ИРОНИЯ СУДЬБЫ

    Не надо, бабочка, мне затруднять движенье…
    Когда она мне предложила чаю, остаться надо было…
    Александр Кушнер

    Она молила, убеждала, умоляла:
    – Любимый, выпей чай. Покушай шоколад.
    Ах, ночь! Какая ночь была… Я так устала.
    Не вздумай выходить один сегодня в сад.

    Но я не выпил чай и шоколад не скушал.
    Приученный с утра пить марочный коньяк,
    Я в гневе закричал:
    – Ещё не умер Кушнер!
    И к домику в саду дойдёт он натощак.

    И вот я на тропе, потрёпанный, но гордый,
    Иду назло судьбе, назло себе иду!
    Любимая, не плачь!
    А Вы, с нахальной мордой
    Комар, летите прочь и вымойтесь в пруду.

    Ирония судьбы! Почти у самой цели
    Предательский удар, как выстрел – наповал!
    На голову мою две бабочки уселись,
    И я лицом в траву поверженный упал.

    Какой позор! Какой конец бесславный!..
    Я пробую ползти, пытаюсь закричать:
    – Поймите, бабочки! Я человек! Я – главный!
    Какой вам прок вперёд мне двигаться мешать?!

    Летите, милые! – прошу я, умоляю. –
    Умру – зачем вам поражение моё?..
    Зачем, когда она мне предложила чаю,
    Я по гордыне не послушался её!

    ГЛЕБУ СЕМЁНОВУ ПОСВЯЩАЕТСЯ.
    ПРО КОТА И УПРЯМУЮ МУЗУ

    Я в доме один, не считая кота…
    Пью чай и сажусь у окошка…
    Г. Семенов

    Я в доме один, не считая кота.
    Сходить в ресторан не даёт нищета.
    Пью чай и сажусь у окошка,
    А кот ждёт соседскую кошку.

    Коту хорошо, ну а мне каково?
    Я днём, кроме музы, не жду никого.
    Друзья и враги на работе.
    И кот скалит зубы, напротив.

    Послать бы всё к чёрту, забраться в кровать…
    Но я продолжаю сидеть и гадать:
    Кто первой пройдёт под окошком,
    Упрямая муза иль кошка.

    ИРЭНЕ СЕРГЕЕВОЙ ПОСВЯЩАЕТСЯ.
    ВЕРШИНА КУЛИНАРНОГО ИСКУССТВА

    Слаще спелого арбуза мне январская заря…
    И. Сергеева

    Я сегодня встану рано,
    Белу баньку протоплю
    И зернистого тумана
    Миску полную налью.

    Размешаю поварёшкой,
    А примерно через час,
    Посолю его немножко,
    Процежу и вылью в таз.

    Накрошу зари пахучей,
    Небо сечкой нарублю
    И чуть-чуть пикантных тучек
    Для приправы наловлю.

    Обваляю их в сметане
    В первозданной тишине.
    Выпить неба после бани
    Предстоит сегодня мне.

    ВИКТОРУ ТИХОМИРОВУПОСВЯЩАЕТСЯ
    ТАКОВА ДЕРЕВЕНСКАЯ ЖИЗНЬ.

    Не случайно на луковой грядке
    меня батя когда-то нашёл…
    Я своею судьбою доволен,
    горожанин меня не поймёт…
    В. Тихомиров

    Горожанин, который богатый, –
    О других говорить не хочу –
    Свято верует в силу каратов,
    Ходит в церковь, но чаще – к врачу.

    Покупает и этим гордится
    Дорогие вино и коньяк,
    Но на луковом поле родиться
    Горожанин не может никак.

    А в деревне иные порядки.
    Здесь всё запросто – шли бы дожди!
    А какие поэты на грядке!..
    Хочешь ешь, хочешь в фартук клади.

    Я своею судьбою доволен.
    Горожанин меня не поймёт.
    Потому и на луковом поле
    Не посеется и не взрастёт.

    ИГОРЮ ШКЛЯРЕВСКОМУ ПОСВЯЩАЕТСЯ.
    ТОВАРИЩ МОЙ

    Теперь его не проведёшь, мчит, закусивши удила,
    Кричит стене: – Ну, как живёшь?
    Кричит столбу: – Ну, как дела?
    И. Шкляревский
    Товарищ мой ценил людей
    И никому не докучал,
    Когда фонарный столб-злодей
    Ему на голову упал.

    Теперь – с отметиной на лбу –
    Его так просто не возьмёшь!..
    За сто шагов кричит столбу:
    – Здорово, Вася! Как живёшь?!

    ГАЛИНЕ ГРИНКЕВИЧ ПОСВЯЩАЕТСЯ.
    ЧЁРНЫЕ МЫСЛИ

    Белая простынь, не смята постель.
    Сумерек просинь, дождя канитель.
    Зов замирает в недвижной ночи.
    Это потеря.… Кричи, не кричи.
    Г. Гринкевич. «Утрата»

    Я умираю под хохот дождя.
    Чёрные мысли по нервам скользят.
    Чёрные тени на чёрной стене
    Чёрные рожицы делают мне…

    Ты не пришёл. Перестала я ждать.
    Белая простынь не смята опять.

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован.