Первая пятерка декабря. Деревеньки мои…

Деревеньки мои.

Владимир Сахарцев.

Деревеньки мои…Без чинов и погон –
Просто избам в глуши не сдержать оборону.
Потому и сравним со слезой самогон,
А встречающих мало: бурьян да вороны.

И, возможно, напрасными будут слова,
Почему от церквушки – разрушенный остов?
А утраченный купол, как с плеч голова
И как скорбь по…живому – молчанье погоста.

И, как крик тишины,- запустенье вокруг,
Только ветер играет верхушками елей…
Деревеньки мои… Умирают не вдруг.
Вы же были всегда! И в войну не сгорели!

Продолжая стоять и кормить города,
Привечая внучат в торопливое лето,
Не искали поживы в крестьянских трудах,
Сохраняя уклад, вдохновляли поэтов.

А сегодня и песням не грянуть уже,
И “Кленовые сени” не выдать трёхрядке…
И ржавеющий трактор застыл на меже,
И быльём поросли огородные грядки.

Знать, от правды земной кто-то сильно устал,
Успевая набить кошельки и карманы.
Отстранилась Москва. Ей спокойнее там…
Деревеньки мои… Вы не знали обмана.

Не прислушались власти к негромким словам,
И всё больше вокруг заколоченных окон.
Зарастают дороги, ведущие к вам,
Научившимся жить и грустить одиноко.

Почему же Всевышний не смог покарать
Кардиналов безумства в обличии сером,
Пожелавших селу прозябать-умирать
И сломавших устои поруганной веры?

Монолог автомобиля Камаз

Не прошу ни награды, ни милости.
Мне бы волю да ветра глоток!
Я, КАМАЗ, на дорогах извилистых
Отбываю пожизненный срок.
А туман ненасытный бессовестно
Пожирает промокший асфальт.
И дымит сигаретой бессонница.
И на стрелки ворчит циферблат.
У хозяина – дома две дочери.
Он спешит, подгоняет мотор.
Я скриплю тормозами рабочими,
И соляра сочится из пор.
А туман ненасытный бессовестно
Пожирает промокший асфальт.
И дымит сигаретой бессонница.
И на стрелки ворчит циферблат
С человеком тягаться бессмысленно!
Мы летим…
Мы в крутом вираже…
Мой прицеп догорает под Тихвином.
И печаль на пустом гараже.
А туман ненасытный бессовестно
Пожирает промокший асфальт.
И дымит сигаретой бессонница.
И на стрелки ворчит циферблат.

Сергею Есенину

Отрави меня простором
Перелесков и полей,
Чтоб упругий ветер снова
Душу сдвинул набекрень.
Напои любовью зори
К синеве любимых глаз,
Пусть целуют неба море,
Что на час укрыло нас.
Отыщи, Серёжа, рощу,
Где под трели соловья,
С разбитной российской мощью
Начиналась песнь твоя.
Окунись, как месяц юный,
В тонкой речки наготу…
Лёгкий плеск дорожки лунной
В память о тебе вплету.

Из 70-х

Такой далекий семьдесят восьмой…
Подумать страшно-это в прошлом веке…
Девчонка, деревенская, с косой,
С мечтою о Советском человеке…
Соблазном и свободой проверял
Нас город, не давая послабленья…
Но весь свой нерастраченный запал
Сжигали мы без капельки сомненья.
Куда б не звали -БАМ иль целина
Отсиживаться не было привычки.
Шли комсомольцы не за ордена
Куда пошлют. Хоть к чёрту  на кулички…
Вам, нынешним, и не понять простой
той истины, чем мы так дорожили…
Пусть говорят что жили мы в “застой”
А нам не стыдно говорить, что жили…
Был человеку человек не враг…
Однажды давши слово- мы держали…
Не хапая  материальных благ,
Мы двери никогда не запирали.
Да, изменились нынче времена…
Другие нравы в двадцать первом веке…
А мне порой, до одури нужна
Мечта о том Советском человеке…

В соседнем селе

Зачем мне дальняя дорога?
Уйду в соседнее село.
Там Нюша,  девка-недотрога
Мне улыбается светло.
Там журавлей весенних стаи
Стихами мне наполнят грудь.
И я пойму,  что я не старый
Иду полями поутру.
Не умер я…
Родился буд-то…
И у смиренного огня
Полузамёрзшей незабудкой
Россия рухнет на меня.

3 комментария

  1. Спасибо большое, Виктор.
    С удовольствием знакомлюсь с новыми авторами и встречаю старых знакомых на Вашем сайте.

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован.