Сама себе музыка. Первая пятерка января-19

Сама себе музыка

Полина Орынянская

Хочется пить – так, что чудится скрип колодца –
хриплая песнь одичавшего журавля.
Вдоль по реке неуклюже плывёт пароходица –
толстая, будто беременна от корабля.

Мысли и сны на краю мирозданья посконны.
Нет ничего интереснее поплавка.
Вызрела вишня – плюёшься ей до оскомины:
так хороши тугие её бока.

Дикое, древнее корни пускает невидимо.
После полудня, бывает, так хочется мне
переродиться в моллюска и вроде мидии
наглухо створки закрыть и дремать на дне.

Дёрнет придурочным хвостиком трясогузка.
Облако смелют небесные жернова…
Мне ли грустить по тебе? Я сама себе музыка –
та, под которую жарко дрожит трава…

ДОКТОР ШВЕРЕР ДОКТОРУ ЧЕХОВУ

Игорь Бирюков

Герр Чехов. Простите. К вам, кажется, просится смерть…
Ей тоже шампанского? Будь она трижды пьяна.
Уже размышляет: а что в перспективе надеть,
Чтоб выглядеть краше у гроба, чем ваша жена.

Герр Чехов. У каждого смертного свой Сахалин
И свой Баденвейлер с надеждой на лёгкий исход.
Но в лёгком давно, словно в душном шкафу, нафталин.
Открыть невозможно. А, значит, уже не пройдёт.

Ирония в том, что, как видно, вы слабенький врач:
В отсутствие капель, которые следует пить.
Вас чайка склевала внутри, будто личный палач,
По букве, по строчке, чтоб этим других исцелить.

Герр Чехов. И в нас теперь доля российской хандры.
Без водки, медведей — бацилла страшней, чем чума.
Меня покидают мои три арийских сестры,
Их тянет в Москву, потому что там снова война.

Чахотка у Чехова. Как скаламбурить страшней?
Ружьё не стреляло и яд не держался в руке.
Какая нелепость: быть русским до мозга костей,
Чтоб «Я умираю» сказать на чужом языке.

*НАПОМИНАНИЕ: Доктор Эрик Шверер лечил Чехова в немецком городке Баденвейлер.
2 (15) июля 1904 года в начале ночи Чехов проснулся и первый раз в жизни сам попросил послать за доктором. Велел дать шампанского. Потом громко сказал доктору по-немецки: «Ich sterbe». (Я умираю). Взял бокал, улыбнулся и сказал: «Давно я не пил шампанского…». Выпил до дна, тихо лег на левый бок и вскоре умолкнул навсегда.

СМЕРТЬ ГУМИЛЁВУ

Игорь Бирюков

      *** “…И с тобой мы встретимся в раю” (Николай Гумилёв. «Смерть». 1905 г)

Гумилёв, не глумитесь над смертью. Я не глупа.
Покурить? Я не против. Стрельните мне у стрелков.
Это место ужасно. К нему зарастёт тропа.
Что ж, не всем светит Чёрная речка и Петергоф.

Я красивая с вами, хотя я страшней войны.
Говорят, что костлява. Вдобавок ещё коса.
Мне приятно, что вы благородно со мной на вы.
Улыбаетесь искренне, не отводя глаза.

Я бываю нелепа, внезапна, легка, добра.
Но поверьте, мой милый, меня убивает быт.
Вот идёшь, словно мусор выбрасывать из ведра,
А вокруг завывают: За что? Почему? Убит!

К вашей Анне я, кстати, приду в шестьдесят шестом.
Это будет старушка. И лучше бы не смотреть.
Вам же так повезло: молодым, и почти Христом.
Гумилёв, я ревную. Я женского рода смерть.

Вы, конечно же, слышали: Блок отошёл на днях.
Что-то косит поэтов. Простите за каламбур.
У меня Маяковский с Есениным в очередях.
Но они не моё: эпатаж, моветон, сумбур.

Ладно. Яму вам вырыли. Это почти финал.
Через пару минут тут начнут убивать, шуметь.
Вы умрёте шикарно. Так даже чекист признал.
Гумилёв. Я расплачусь. Я женского рода смерть.

P.S.
Я люблю вашу «Смерть» и цитирую наизусть.
Я хотела бы жить с вами вечно на озере Чад.
Вам смешно, Гумилёв, а я снова за вас убьюсь.
Говорят вы бессмертны. Не знаю. Так говорят.

Борис Панкин

***

догорай моя лучина, облезай моя личина,
остывай мой капучино, зарастай прудок травой.
нет кручины без причины, рождества без чертовщины,
естества без матерщины, утро стынет над невой.

плесневеет кофе в чашке, зябнет мусор на апрашке,
бомж туберкулёзным кашлем клянчит денег на пропой.
я сижу медитативно, мне не грустно, мне противно
от клинической картины: «ты да я, да мы с тобой».

чья-то бритва бредит горлом, кто-то тщится быть весёлым,
а тебя прожечь глаголом — всё равно, что головой
бить в дубовые ворота (по сизифу и работа).
впору встать и крикнуть что-то типа: «к чёрту! я не твой».

только это будет ложью. труден путь по бездорожью.
отдаются в сердце дрожью, болью, ноющей, тупой,
эти стрёмные расклады. мне немного в жизни надо,
но с тобою нету слада. «ты да я, да мы с тобой».

***


об этом не думай придурок
не думай об этом дурак
слетает с балкона окурок
в белёсый предутренний мрак

горят фонари на прощанье
прохожий сутулясь идёт
не думай (на выход с вещами)
об этом (совсем) идиот

кирпичные спальные клети
кровавые кисти рябин
(пропажи никто не заметит)
не думай об этом кретин

бормочешь в дурмане рассветном
в осеннем бессонном бреду
послушай не думай об этом
не думай не думай не ду…

4 комментария

  1. Меня всегда интересовал вопрос не “как пишут стихи”, а “зачем пишут стихи”. Возможно, что цели, которые ставит перед собой автор, читатель не разделяет. Тогда о достоинствах стихов говорить не приходится.
    Я вижу стихотворения двух финалистов Турнира Поэтов 2018, а перед этим я просмотрел и запись самого финала. Что ж, молодцы! Поздравляю. И стихи совершенны, и Г.И. Седых высказалась благосклонно.
    Но выскажу своё мнение – эти стихи не для меня. Более того, они мне даже не очень нравятся. Почему? Хотя бы потому, что что излишне напрягают.
    Второй аспект. И Игорь, и Борис (Игоря знаю недавно, а Бориса давно) создают своим творчеством “свой собственный мир”, в который успешно и переселяются. Однако я в этот мир переселяться вовсе не хочу. Мне был бы более интересен не некий, пусть прекрасный и своеобразный поэтический мир, а лично сам Игорь, или сам Борис. Вы посмотрите на творчество наших поэтов классиков – редко чьё-нибудь творчество можно легко отделить от автора.
    Разумеется, тут мнения разные могут быть, всё зависит от того, что ищет для себя в поэзии читатель.
    С уважением. Дмитрий.
    Кстати, с Рождеством всех читающих, и успехов в новом году!

    1. Ваши мысли, Дмитрий, созвучны моим. Вначале я опубликовал стихи финалистов, предварив их пародийным стихотворением Евгения Агуфа на стихирский стеб. Однако, потом я вынужден был убрать это произведение. Мое мнение – эти стихи в некотором роде – стеб и вряд ли раскрывают все достоинства финалистов.. Хотя Игорь и Борис несомненно очень самобытные поэты. С уважением, В.Мардони

  2. Поэзия существенно отличается от музыки. Она нравится не “сама по себе” а только вместе с “композитором” ))

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован.