Большое интервью. Пусть всегда будет солнце. Вера и Юрий Рехтер.

Это интервью не совсем обычное. Сегодня у меня не один собеседник, как всегда, а два.

 

Вера Рехтер (творческий псевдоним Вера да Юра), поэт, член ЛИТО «Паруса» г.Ашдод (Израиль), неоднократный призер и Победитель Кубка Стихиры на портале Стихи.ру
Автор книги детских стихов “Про сороконожку и всего понемножку”, которая отмечена специальной номинацией от Российского культурного центра в Тель-Авиве на фестивале “Арфа Давида-2017” – за создание ярких художественных образов в поэзии для детей и творческую увлеченность. http://www.stihi.ru/avtor/verayura

 

Юрий Рехтер, поэт, член ЛИТО «Паруса» г.Ашдод (Израиль), призер фестиваля русской поэзии и культуры в Израиле «Арфа Давида-2015», родился в 1953 году в Днепродзержинске. Автор книги «Виртуализмы», участник литературных сайтов «Стихи.ру» и «Фабула». http://www.stihi.ru/avtor/urirr

 

Этот семейный дуэт скреплен уже 38 лет не только любовью и трепетным отношением друг к другу, но и духом высокого творчества. Мне очень приятно, что Вера и Юрий согласились дать интервью для читателей моего блога.

Вопрос: Где прошло ваше детство? Поделитесь самыми яркими впечатлениями об этом времени.

Вера: Детство прошло в Минске. В памяти осталось лишь общее впечатление – меня любят!
Юра: Детство моё прошло в г. Днепродзержинске, что на Украине. И жил я там до 26-ти лет, не считая 2-х лет в армии.

 

Возвратиться бы туда,
В коммунальную квартиру,
Где на ёлочке звезда,
Мир огромен, мне – четыре.
Где снежинкою мороз
Через форточку влетает,
Свежестью щекочет нос,
У стола присядет с краю.

Самые яркие впечатления – из детства. Красивейшие места на Днепре, кошмарная экология (металлургия, химия). Тяжёлый труд родителей, всеобщая нищета (от получки до аванса), тёплые отношения и бытовое пьянство. Первые телевизоры и полёт в космос. “Куба – любовь моя!” Кино и газировка с сиропом. Да, разве всё упомнишь? Мы родом из детства.

 

Вопрос: Что вас в детстве вдохновляло на занятия творчеством?

Вера: В детстве я не знала такого слова, но была фантазеркой и мечтательницей, возможно это влияние книг, которые я «глотала» без перерыва и без разбора.

Юра: Вдохновляла прежде всего юность, ожидание светлого, надежда, что всё будет хорошо.

Вопрос: Помните ли вы свое первое стихотворение?

Вера: Конечно, первые два я написала во втором классе…- “Не обижайте животных” и “Друг”, но никому их не показывала – стеснялась.
Юра: Нет не помню. Это было в классе, кажется, девятом, что-то об учителях и школе.

Вопрос: Кто для вас в детстве был кумиром? Кто из родителей для вас был бОльшим авторитетом?

Вера: Папа, конечно. Мама заставляла убирать в комнате, носить теплую шапку, кушать, а с папой было всегда весело.

Папе

Вера Да Юра

Видишь, папа, какая штука –
Я пишу тебе в мыслях письмо…
В нем хочу рассказать о внуках,
О которых мечтал ты давно.

О смешных их проделках-шалостях,
До успехов я тоже дойду;
Их немало, и я не жалуюсь,
Как и ты, в том далеком году.

Вдруг, когда заболев в одночасье,
Стал нуждаться в поддержке моей…
Что я знала в семнадцать?
О счастье
Пел заманчиво врун-соловей.

В ароматный сиреневый сполох
Я сбегала, в шальные дожди,
От тревоги, врачей и уколов,
От мольбы твоих глаз: “Подожди”.

Ты ушел летним днем непогожим…
Не догнать, не вернуть, не обнять…
Знаешь, внуки на деда похожи.
Было, папа, тебе сорок пять…

 

Юра: Кумиры? Чапаев, Гагарин, Маресьев и т.д. и т.п. Мы жили крупными категориями. Чем мелочней и беднее была наша жизнь, и морально, и материально, тем большие цели казались нам достижимыми.

Родители – у меня это мама, я маменькин сынок. Дело в том, что я много болел (все существующие детские болезни), и даже сейчас вспоминаю её склонившейся над моей кроваткой и гладящей мой горячий лоб. Со мной она натерпелась.

МАМЕ

Вера Да Юра

Суетны дни, суматошны и нервны –
Дети, работа, друзья – круговерть…
Времени нет. Лишь звонок ежедневный –
“Мама? Ну, как ты? Нормально?” – Ответь!

А в выходные мы ищем покоя –
Море, природа, всемирная сеть.
И не всегда, не всегда ты со мною…
Пальцы по кнопкам привычно … – Ответь!

Ну, а тебе от нас много не надо –
Знать, что здоровы, недолгих ждать встреч.
Мелочи каждой, вниманию рада.
Трель телефона… Мама, ответь!

С детства не знала молитв – лишь начало…
Боже всевышний! Прошу, что б и впредь,
В трубке всегда, неизменно звучало:
“Здравствуй, родная. Ну, как ты?” – Ответь…

 

Вопрос: Детские мечты. Как они воплотились в жизни?

Вера: В шесть лет я советовалась с мамой, с чего начать жизнь – пойти в школу, на работу или выродить дочку. Оглядываясь назад, вижу, что все планы я перевыполнила.
Юра: С одной стороны – никак. Разве такие мечты осуществляются? А с другой стороны то, что жизнь прошла в общем-то достойно, это, наверное, и есть результат того воспитания. Не знаю, у меня нет ответа на этот вопрос.

 

Вопрос: Вы познакомились благодаря общему увлечению творчеством или с этим связана какая-нибудь романтическая история?

Вера: Пусть Юра отвечает на этот вопрос.
Юра: В знакомстве – никакой романтики, нас познакомили родственники. Обычная еврейская история. Но после этого романтика-то и началась. Вера жила в Минске и мы начали летать друг к другу при каждом удобном случае и через год всё устроилось. Я переехал в Минск.

Скажу вам больше: мой брат и её сестра, познакомившись у нас на свадьбе, тоже поженились. Такая вышла романтика.

Вопрос: Кто участвовал в выборе вашей профессии и как она повлияла на ваше творчество?

Вера: Папа и жизнь – поступить в университет на журналистику – у меня не было никаких шансов, еврейская девочка, даже не медалистка, без стажа работы, без блата…Пошла в Политехнический, на “экономику строительства”, поскольку математика мне тоже нравилась, а нелюбимые физика и черчение были там по минимуму. Так, что писать стихи, я начала, скорее всего, вопреки моей работе, которая кстати мне нравится.

 

 

Юра: Выбор профессии? Да, выбора-то особо и не было. Город заводской все мои родители, родственники, знакомые, друзья так или иначе были связаны с  этим. Я вырос среди технарей и техники. С детства я знал, что нужно уметь что-то делать своими руками, а неумеха – ничего не стоит, что мужчина должен иметь профессию в руках. Это и привело на скамью индустриального института, единственного в городе. Кроме всего прочего – мне это нравилось.

На творчество влияет буквально всё, а тем более профессия. У меня много стихов, где наука выступает в роли вдохновителя, а иногда и лирического героя. Я бы сказал, что – это кладезь вдохновения, простите за пафосность.

Элементарные частицы

Юрий Рехтер

Внутри меня сидит занозой
Не мёд слащавых аллегорий,
А необузданная проза
Бозонохиггсовых теорий.

В мозгу, со здравым смыслом споря,
Звучит, как колокол посконный,
Растущий из законов поля,
Набат коллайдеров адронных.

Они расскажут несомненно,
Глядящему с ухмылкой Богу,
Как эти камешки вселенной
Достичь гармонии помогут.

С такою целью откровенной
Мчит, не считая мегаватты,
Безумный человечий гений,
В капусту разрубая атом.

И мне разящей гильотиной
Приходит мысль, судьбу итожа,
Что эта странная картина
На апокалипсис похожа.

 

Вопрос: Как ваши близкие относятся к вашим стихам?

Вера: Поскольку близкие у нас с Юрой одни и те же, пусть он отвечает за двоих.
Юра: Мама очень любила, собирала и хранила мои “опусы”. Жена тоже пишет сама и помогает мне. Она – мой первый читатель и редактор, впрочем, как и я у неё. Дети уважают, но немножко относятся к этому, как к старческой причуде. Я их понимаю. Им надо строить свою жизнь, воспитывать детей – моих внуков. Им не до этого.

Вера да Юра

“Изложим очень кратко
суть нашего союза:
муж  для жены – редактор,
жена для мужа – муза”

Вопрос: Какими литературными успехами вы гордитесь?

Вера: У меня немало побед в различных конкурсах, виртуальных и реальных, но гордиться ими глупо, хотя поначалу, меня это очень волновало, наверное, переросла…Просто очень приятно, когда чужим, незнакомым людям нравится мои стихи.

Скоро стих читается, да не скоро пишется

Вера Да Юра

Рифмы затёртые строятся парами,
Нагло блефуя наградами старыми,
Штампы поэтам диктуют условия,
Суть растворилась в воде пустословия.
Как отыскать то, своё, сокровенное
Слово, что бьётся височною веною,
Так, что ни спать, ни работать не можется?
Стопки бумаги исписанной множатся,
Cутки проносятся  мимo минутами…
Вот оно, найдено слово, как будто бы!
Вот оно, вот оно слово искомое!
И эйфория накатит истомою,
Но через миг  понимаешь, что бледное
Слово пришeдшee… Вытрешь  бесследно и
Поиск опять начинаешь по-новому,
Словно на месте кружась заколдованном.
Выпав из быта, реальности, времени,
Близких своих доводя до кипения,
Ты продолжаешь бумагомарание…

Свежие образы пташками ранними,
Вдруг засверкают своим оперением
И начирикают стихо-творение.

 

Юра: Участвую в нашем ашдодском литобъединении “Паруса”, печатаюсь в ежегодном альманахе. Издал книжку “Виртуализмов”. Особых достижений нет, да и не нужно.

Вопрос: Ваше представление об идеальной семье.

Вера: Доверие и уважение к друг другу.
Юра: Идеальная семья – это семья, в которой никто не мыслит себе дальнейшей жизни без другого, без детей, без родителей. И пусть даже – это шумное, нервное, ругающееся, орущее объединение людей. Тем не менее – это оно и есть.

Круговорот счастья по утрам

 

Вера Да Юра

Из  ярких сновидений, босой, но в одеяле,
В родительскую спальню пришлёпать в полусне.
И знать, что мама вечна, а папа идеален,
Что мир – тепло и радость, как зайчик на стене;

В пятнадцать, зачитавшись до полночи романом,
Проснуться от восторга, что дел невпроворот,
Удачу предвкушая, рывком вскочить с дивана,
Влюбляться бесконечно и время гнать вперед;

Ночей не спать в тридцатник, как маятник мотаться,
Добравшись до кровати, упасть, как в забытьё,
Но, в панике очнувшись минут через пятнадцать,
Увидеть – спит ребёнок, сопя в плечо твоё;

На грани сна и яви, своё услышав имя,
От рук и поцелуев в дремоту ускользать…
В реальность возвратиться – желанной и любимой,
И молодой, конечно – каких-то сорок пять;

Бессонница и боли заставят утром ранним
Некалорийный завтрак готовить на двоих,
И думая о внуках, в плену воспоминаний,
Мечтать о счастье снова – теперь уже для них.

 

 

Вопрос: Как вы оказались в Израиле, в Ашдоде?

Вера: Пусть Юра отвечает.
Скажу только, что уезжали мы всей семьей, бабушки, сестра(брат) с семьей, то есть все самые близкие были с нами.
Юра: Ничего особенного. Мы – не диссиденты, но когда началась «перестройка” и весь этот балаган в стране, когда люди на улицах в Минске стояли и меняли вещи на вещи, потому, что деньгам уже не доверяли, мы поняли, что надо что-то делать и решились. И сейчас не жалеем, хотя это было очень тяжело, но дети – устроены, да и мы не у разбитого корыта. Может быть этот шаг и был главным в нашей жизни.

Ашдод просто оказался ближайшим местом, где мы смогли купить квартиру и обосноваться. Кстати прекрасный город на берегу Средиземного моря.

Вопрос: Израильтяне и россияне. Какие основные отличия на ваш взгляд?

Вера: Израильтяне в разы более открытые и “теплые”
Когда мы приехали сюда и все наши чемоданы затерялись по дороге, а у нас собой не было ни ложки, ни плошки, на дворе конец марта (уезжали в теплых куртках и сапогах –  в Минске лежал снег, а здесь жара под 40) , то соседи со всего района, как-то узнавшие о наших проблемах  неделю носили нам вещи и продукты.
Здесь много добровольцев, работающих после работы или на пенсии за бесплатно
А еще у израильтян на первом месте – семья и веселиться они умеют без спиртного, но есть и то, к чему труднее привыкнуть – необязательность и самоуверенность…хотя, я вам не скажу за всю Одессу
Юра: Израильтяне более открыты, добродушны, но менее организованы и собраны. Влияние левантийской ментальности. Ко всему привыкаешь. Кроме того надо не забывать, что тут собрались люди со всего мира. Не легко, но интересно и вдохновляет.

Вопрос: Самое яркое событие в вашей жизни.

Вера: Репатриация в Израиль.
Юра: Ну тут всё ясно – конечно, переезд в Израиль. По сравнению с этим даже служба в армии – детский лепет.

Вопрос: Есть ли у вас воинское звание?

Вера: Нет

Юра: В Советской Армии я был капитан запаса, служил два года после института лейтенантом. А здесь меня уже не взяли по здоровью.

Вопрос: Чего вы боитесь?

Вера: Потерять своих близких.
Юра: Страхов много: злобы, безверия, ненависти, алчности, бездуховности, одиночества.

Будничные заметки 2

Вера Да Юра

Заправка на оживлённой междугородной трассе недалеко от Тель-Авива.
Народ суетится – конец рабочего дня, всем хочется побыстрее домой.  Кто-то заполняет бак, кто-то покупает колу, а кто-то покорно ждет очереди в туалет… Мы уже выполнили всю обязательную программу и хотели ехать дальше, но какой-то посторонний звук меня насторожил. Кажется сирена, да, она, все резче, всё неотвратимей… Куда бежать? Вокруг баки с горючим и хлипкий павильончик со стеклянными дверями, но тут из магазинчика выскочил мужчина и замахал руками, указывая направление – туда. Там оказался небольшой склад, забитый прохладительными напитками и сладкой мелочёвкой. Все столпились между стеллажами, душно и тесно, как в советском автобусе в час пик. Самые непуганые стояли с телефонами у входа, желая сфотографировать снаряд в полёте. Кто-то требовал закрыть дверь. А сирена всё выла и выла, действуя на нервы, пока наконец не смолкла. И в наступившей тишине, вдруг раздался истеричный женский крик. “Возьмите себя в руки, как вам не стыдно, тут же дети – вы их пугаете” – зашикали со всех сторон. “А, что я могу сделать?” – виновато ответила паникёрша – “Тут – мышь!”
Как же всё в этой … жизни поставлено с ног на голову.

 

Вопрос: Если бы вы были персонажем сказки или мультфильма, кто бы это был?

Вера: Наверное, котом Леопольдом, помните, “Ребята, давайте жить дружно”


Юра: Медвежонок Умка, потерявший свою маму.

 

Вопрос: С кем из великих поэтов вы хотели бы поужинать, если бы представилась такая возможность?

Вера: Не представляю себе такую ситуацию.
Юра: Пожалуй – это Маяковский, не взирая на его некоторую одиозность. Привлекает маштабность его фигуры.

Вопрос: Какой главный вопрос вы задали бы им за ужином?

Вера: Может это самонадеянно, но у меня нет к ним вопросов…Для меня важны только их стихи, а не подробности личной жизни и даже не их взгляды на саму жизнь.
Юра: Как стать поэтом?

Вопрос: Поделитесь со мной самой смешной ситуацией, которая произошла в вашей жизни.

Вера: Их было много. Я то и дело попадаю в смешные и непредсказуемые ситуации.
Юра: Смешного и грустного было много. Вспомнить что-то определённое не могу. Смех с грустью – это ирония – самое блистательное человеческое качество.

Вопрос: Что главное в написании стихов?

Вера: Искренность и владение словом.
Юра: Ум и мастерство.

 

Вопрос: Чем, на ваш взгляд, ворона отличается от самолета?

Вера: Ворона летит когда и куда она хочет, а самолет – куда пошлют.
Юра: Ворона сама добывает свой кусочек сыра, а самолёту – бог даёт.

Вопрос: Как вы представляете будущее ?

Вера: Туманным.
Юра: Будущее – это мои внуки, их счастье, удачи, успехи и мечты. Помогай им Бог.

Разговор с внучкой

Юрий Рехтер

– Желание задумай, – просит внучка, –
Пока горит в игрушке огонёк, –
Ей, пятилетней, кажется могучим
В ладони света яркое пятно.

Я соглашаюсь.
– Ладно, загадаю. –
Погас в горсти её волшебный свет,
Но в глазках непоседливо сверкает.
– А что ты загадал? Скажи мне, дед.

– Я загадал, чтоб ты меня любила.
Желание такое, – говорю.
Она разводит ручками так мило,
– Но я уже и так тебя люблю! –

Растерянность в глазах её маячит:
Ох, взрослые, ну кто же вас поймёт?!
– Вот видишь, – отвечаю, – это значит –
Исполнилось желание моё.

 

Джунгли в отдельно взятой квартире

Вера Да Юра

Я приложенья качала в мобильный…
Рядом слоны о свободе трубили,
выли волчицы, а гиппопотамы
мерились силой в сумо на татами.
Что-то кричали павлины гортанно,
ухали совы, а стадо баранов,
блея, затеялo горные скачки.
С рёвом очнулись медведи от спячки
и скоростное устроили ралли.
Вдруг – тишина…
Рухнул мир? Всех сожрали?
В комнату я заглянула неслышно –
спит укротитель в коротких штанишках.

 

 

Вопрос: Ваши любимые поэты из ныне живущих?

Вера: Их много – это зависит от настроения.
Юра: Шестидесятники, но их уже нет. Остальные перечислены у меня в избранных на стихире.

Шестидесятые

Юрий Рехтер

В шестидесятом – в первый класс,
И выпускной – в семидесятом,
Судьба испытывала нас,
Тех лет подставив перекаты.

Калейдоскоп событий, лиц
И перешёптыванья взрослых:
“Культ личности…, культ лич…, культ ли…”
Всё так запутанно, непросто.

Куда-то исчезает хлеб,
Карибский несусветный кризис…
До коммунизма двадцать лет,
И Байконур, и телевизор.

Квартир отдельный микрокосм,
(Зато своя – не коммуналка!),
И целины бескрайний плёс,
Как море, засевай – не жалко!

Москва – и “парни всей земли”
Идут, обнявшись, по проспекту
И им, свободою хмельным,
Не будет ничего за это.

Искусство: живопись, театр,
В Политехническом аншлаги.
Когда ещё такой азарт
Поэзии тревожил стяги?!

И КВН, и “Журавли”,
Глаза Самойловой Татьяны –
Тоска погубленной любви
И “Ветка Пальмовая” в Каннах…

Но вдруг – Синявский, Даниэль,
В крови потопленная Прага,
Безжалостной судьбы коктейль
Раскачивает колымагу.

Берлин, бетонная стена
Ножом пронзает подреберье –
Не позабытая война
Свободе запирает двери.

Туман сиреневый плывёт,
Над тамбуром звезда, как страза,
И памяти пушистый кот
На нас глядит зеленоглазо.

Суровый ветер нежных лет –
Живых, любимых и проклятых.
Ах, где мой чёрный пистолет?
Он там, он там – в шестидесятых.

 

Вопрос: Ваши любимые поэты из ушедших?

Вера: Их много – это зависит от настроения.
Юра: Рождественский, Евтушенко, Бродский, Ахмадулина, Окуджава, Высоцкий … и так далее.

О Евтушенко…

Юрий Рехтер

О Евтушенко пишут плохо…
И хорошо… И как попало…
Фигура эта – знак эпохи,
Её гуманного начала.
Начала перехода жизни
Не в мыслях, а на самом деле,
От произвола коммунизма
До проблеска в конце тоннеля.

Как только Женю ни честили:
Приспособленцем, конформистом,
И прохиндеем, и ловчилой,
Дорога выпала тернистой.
Он не был таковым конечно,
Но компромисс найти пытался:
Не лаял в своре кегебешной
И диссидентом не считался.

Однако, будучи маститым,
Он мог себе уже позволить
Стать Неизвестному защитой,
С самим Андроповым поспорить.
И беззаветно и открыто,
С беспечно поднятым забралом,
Колоть глаза антисемитам
Неотразимым “Бабьим яром”.

Ведь так хотелось убедиться,
Что миновали годы страха
И никакой зловещей птицей
Не возродится ночь ГУЛАГа.
Ему казалось, что в печалях
И пролетевшем безвременье,
Был виноватым только Сталин,
Ни в коем случае не Ленин.

И ждал, когда же ярким светом,
Прошедшим оттепели призму,
Возникнет, как строка завета,
Благая весть социализма.
Но, нарушая все порядки,
Исчез надежды символ хрупкий,
Не воспарил утёнок гадкий,
Хотя и вылез из скорлупки.

И он, рисуя это время,
Призывных строк манерой броской,
В бока ему вонзает стремя,
Попыхивая папироской.
Та не забытая эпоха
Растаяла кофейной пенкой,
И, может быть, совсем неплохо,
Что был поэтом Евтушенко.

 

Вопрос: Каким видом творчества занимаются участники вашего ЛИТО, кроме поэзии?

Вера: Проза, переводы.
Юра: Талантливые люди: проза, живопись, поделки по камню, публицистика, гитара, песни, вязание и вышивание…

Вопрос: К каким порокам вы чувствуете наибольшее снисхождение?

Вера: Ко всем, кроме убийства, человек слаб.
Юра: К чревоугодию.

Вопрос: Ваше любимое изречение?

Вера: Господи, дай мне спокойствие принять то, чего я не могу изменить, дай мне мужество изменить то, что я изменить могу, и дай мне мудрость отличить одно от другого.
Юра: Dum spiro spero.

Вопрос: Какой момент в истории вы цените больше всего?

Вера: Сегодняшний.
Юра: Моё появление на свет – это, конечно, шутка. Я бы назвал – момент создания государства Израиль. Вещь совершенно невероятная в истории.

Вопрос: Ваш любимый цвет?

Вера: Бордо
Юра: Коричневый.

Вопрос: Ваш любимый цветок?

Вера: Лилия
Юра: Тюльпан

Вопрос: Ваша любимая птица?

Вера: Собака

Юра: Сова.

Вопрос: Правда, что домашние животные похожи на их хозяев?

Вера: Да

Юра: Несомненно.

Вопрос: Ваша самая характерная черта?

Вера: Оптимизм.
Юра: Самоирония.

Вопрос: Качества, которые вы больше всего цените в мужчине?

Вера: Надежность

Юра: Надёжность и решительность.

Вопрос: Качества, которые вы больше всего цените в женщине?

Вера: Доброта

Юра: Ум и доброта.

Удивительная гармония в ответах, не правда ли? Искренность и гармония в адресованных когда-то друг другу акростихах. Интересно, добавили бы сегодня Вера и Юрий что-то к этим строчкам еще?

 

Вера Рехтер

Юрий Рехтер                                                            

(акростих)

Весьма умна и молода,
Ещё красива и горда,
Разительный природы шик,
А с ним и красота души.
Разумных мыслей торжество,
Едва заметно волшебство
Хранится в уголках очей.
Твоих обилие речей,
Есть в них значение и суть,

Разбит, сражён! Не обессудь!


Юра Рехтер

Рехтер Вера
   (акростих)
Романтик, философ, технарь, инженер.
Ершист, но не злобен. Для сына пример.
Характер – покладист. Умён и добряк.
Тупых не выносит, не жалует скряг.
Едок благодарный. Не курит, не пьёт.
Рекорды, жену и посуду не бьёт.
Юлить не умеет – правдив. Домосед.
Ребенок по сути, по возрасту – дед.
А, главное, любит меня, как поэт!

Вопрос: Юрий, ваши дети и внуки, какие они?
Ответ: Мои дети – солидные люди. Сын получил вторую степень в хайфском техниёне, работает инженером в конструкторском бюро Интеля. Дочка – архитектор. Тель-авивский университет. У неё свой бизнес, занимается дизайном домов и квартир.
Внуки: у сына – Дочь – шести лет и сын – четыре месяца. У дочки – сын год и десять месяцев. Все симпатяги и мои любимцы.

 

 

Вопрос: 38 лет с любимой женщиной – это много или мало?
Ответ: Это очень мало.

Вопрос: Ваши внуки проявляют интерес к русской культуре? Знают ли они русский язык?

Ответ: Внучка говорит свободно, знает буквы – нашими заботами. Остальные ещё малы. Мы с ними стараемся говорить только по-русски, но языковая среда у них, конечно другая. Книжки мы им читаем, думаю, что русская культура их не минует.

Вопрос: Немалую долю израильской земли составляют пустыни. Но израильтяне из пустыни делают оазис и по темпу роста зеленых насаждений занимают одно из первых мест в мире. Почему в России из оазиса упорно делают пустыню?
Ответ: Успехи Израиля в этом вопросе конечно уникальны, да и в других тоже. О России судить не берусь, я давно там не живу, поэтому судить об этих вещах считаю не этичным для себя. А что касается СССР, то его , на мой взгляд, разрушил бронепоезд, стоящий на запасном пути. Всё работало на войну и только на войну. И вот результат. Советский Союз пал жертвой собственных комплексов страха и неверия никому.

Вопрос: Что в творчестве Веры вас больше всего восхищает?
Ответ:  У Веры замечательная женская, очень трогательная лирика. Мне, например, такое недоступно.

Вопрос: У вас есть на теле татуировки? Как вы относитесь к пирсингу?
Ответ: Татуировок нет, я из того поколения, для которого это невозможно. Пирсинг? Если человеку нравится и не переходит все пределы разумного – почему нет?. Мода – непобедима, главное – наличие чувства меры и вкуса.

Вопрос: Ваши впечатления от посещения Иерусалима.
Ответ: Иерусалим неповторим и потрясающ. Проходя по святым местам, чувствуешь дыхание вечности. Знаете, в Израиле не говорят – я еду в Иерусалим, говорят – я поднимаюсь в Иерусалим. Это обычная разговорная форма.

Вопрос: Что бы вы сказали, представ перед Создателем?
Ответ: Чудный вопрос. У меня есть стихотворение на эту тему. Взгляните, если интересно:

Мы ничего и никогда не выбираем

Юрий Рехтер

Мы ничего и никогда не выбираем,
Когда уже приблизится итог,
Окажемся в небесном дивном крае:
“Просите, дети” – тихо скажет Бог.

О чём просить? О чём ему поведать?
Взлетит вопросов возбуждённый рой…
И я задам ему вопрос заветный,
Открытый мной и незакрытый мной.

“Скажи мне правду, о, Великий Боже!
Я с этим не один такой, прости,
Зачем страдания оброк возложен
На скорбном человеческом пути?

В мученьях мы рождаемся, болезни
Под дых молотят с молодых ногтей,
А старость беспощадной мукой крестной
Изводит болью до последних дней.

Ну, вот прожить бы срок свой отведённый,
Положенное время, и отдать
Нам Богу душу в день определённый,
И по заслугам в рай иль ад попасть.

Зачем же эта неземная мука,
Вся наша жизнь – хворобы и беда,
Какая же небесная наука
Велит пытать без правого суда?

Не откажи, к тебе тяну я руки,
Открой простую истину в глаза…”
Но Он смолчит, и лишь сползёт без звука
Ответом покаянная слеза…

Вопрос: Давно вы были в России?
Ответ: Были почти двадцать лет назад в Минске. Повезли детей посмотреть на наши корни. Впечатление, честно говоря тогда было тяжёлое.

Вопрос: Какое природное явление для вас самое удивительное?

Ответ: А все природные явления для меня неподражаемы и неотразимы. Особенно я люблю наблюдать весеннее возрождение природы. К сожалению здесь этого нет, и я за этим скучаю.

Вопрос: Есть ли такая книга, которая может испортить человека?

Ответ: Если в человеке изначально заложена здоровая основа, то никакие майнкампфы и порнография не могут его испортить. Другое дело, что таких людей мало нынче, а других может “испортить” даже Агния Барто.

 

Вопрос: Назовите три поэтических образа понятиям: свобода, справедливость и мир.

Ответ: Свобода – это радость осознания своей силы изменить что-либо. Как образ – это ребёнок, делающий первые шаги.

Справедливость – это свет в конце туннеля.

Мир – это рассвет над пшеничным полем.

 

Вопрос: Если бы вам пришлось защищать свою честь на дуэли, но была бы возможность примирения – пошли бы вы до конца или заключили бы мир с обидчиком?

Ответ: Дуэль? Вся жизнь состоит из дуэлей, фигурально выражаясь, конечно. И на сколько ты готов пойти на компромисс? Ответ не прост… Ежедневно бросаясь в бой, погибнешь быстро и цели не добьёшься, с другой стороны – постоянно уступать – эффект тот же. Отсюда – бескомпромиссность и конъюнктурность – вещи по значению противоположные, но по смыслу – сходные. Где же эта золотая середина? Где нужно сказать решительное “нет”, а где – уступить? Вопрос вопросов!

В той или иной степени, каждый из нас несгибаем и уступчив. Все житейские вопросы по сути – вопросы чести, и в каждом случае – решение за тем, кто на него (это решение) способен.

Вопрос: Как можно наказывать детей и за что?

Ответ: Детей наказывать нужно и можно, иначе дальнейшая жизнь накажет их так, что мало не покажется. Воспитание – это путь проб и ошибок, а детство – это маленькая модель дальнейшей “взрослой” жизни. Вопрос – каково должно быть это наказание, розги или моральное давление? Каждый век решал этот вопрос по-своему. Понятно, что физическое воздействие и, главное – унижение человеческого достоинства, неприемлемы, иначе результат может быть совершенно противоположным. Однако ребёнок должен понять, что жизнь его жалеть не будет и прощать даже самые малые провинности. Он должен выйти из детства с этим уроком, но также и с благодарностью к учителям, а не с ненавистью к ним. Дилемма, конечно!

 

Вопрос: Что вам ближе в вашем поэтическом творчестве: поэзия как удовольствие, как образ жизни, как воспитатель людей или что-то другое?

Ответ: Во-первых – это удовольствие, во-вторых – воздействие на читателя. Назначение искусства, и литературы в частности, заключается в воздействии на эмоциональную сферу человека, на его чувства. Это то “слабое место”, которое есть в характере человека, допускающее возможность что-либо изменить в нём, а значит воспитать. По-моему в этом суть и смысл любого творчества.

Вопрос: Исторические персонажи, которых вы презираете.

Ответ: Гитлер, Сталин, Нерон… и т.д.

 

Вопрос: Вечный вопрос. Счастье это…

Ответ: …когда все дома.

Вопрос: Вера, творческий псевдоним Вера да Юра – аналогия Иван –да – Марья, цветка с двумя разными окрасками?
Ответ: Наверное, два совершенно разных “цвета” в одном неразделимом целом.

Вопрос: Должен ли поэт следовать в жизни принципам, которые он исповедует в своем творчестве?
Ответ: Не думаю, что я проповедую какие-то принципы в своих стихах, разве, что добра, хотя быть добрым на бумаге, куда легче, чем в жизни.

Вопрос:   Считаете ли вы русский язык самым литературным языком мира?
Ответ: Русский язык, несомненно богатейший язык, но к моему большому сожалению, я не владею в такой степени никаким другим иностранным языком, чтобы сравнить его.

Вопрос:   Что в творчестве Юры вас больше всего восхищает?

Ответ:  И в творчестве Юры, и в жизни меня восхищает его  эрудиция.

Вопрос:   Что вы скажете о пагубном пристрастии многих великих поэтов и писателей к алкоголю?
Ответ: Это сказано давно до нас “Не суди и не судим будешь”. У каждого своя жизнь, причины и обстоятельства.

Вопрос:    Какое стихотворение вы бы прочитали инопланетянину?

Ответ: Первое, что мне пришло в голову “Пусть всегда будет солнце”

Вопрос:    Какой музыке вы отдаете предпочтение? На каких музыкальных инструментах вы хотели бы научиться играть?
Ответ: Люблю старые песни 60-80 годов и джаз. Когда-то училась играть на фортепьяно, но через три года учебы желание пропало начисто.

Вопрос:    На ваш взгляд, есть ли у России шанс когда-нибудь стать демократической  страной?
Ответ: Очень на это надеюсь.

Вопрос:    Ваше любимое блюдо.

Ответ: Вообще-то, я всеядна, лишь бы мне кто-нибудь готовил, ну а если выбирать – то блинчики, малосольные огурцы и густые супы, такие, как грибные и солянка с черным хлебом и сметаной. И суши.

Вопрос:    Что бы вы посоветовали мне почитать?

Ответ: Думаю, что вряд ли в нашем возрасте прочитанная книга сможет сильно повлиять на сложившуюся личность, много читать надо в детстве и юности, когда ищешь себя.
Последняя книга, которая произвела на меня сильное впечатление – “Какого цвета ваши танцы” Макс Фрай (Светлана Мартынчик), вот ее я бы и посоветовала

Вопрос:    53 миллиона россиян лишены права из-за бедности свободно передвигаться по миру. Даже по российским официальным данным 35% жителей России никогда не были даже в Москве. Поделитесь с нашими читателями самыми интересными туристическими впечатлениями.
Ответ: В экзотические страны я не ездила – не тянет, люблю путешествовать там, где много воды и лесов, сказываются белорусские корни. А в самих поездках я больше всего удивляюсь людям, неожиданным встречам, жаль только, что английский у нас, мягко говоря, не очень…Помню, во Франции один мужчина узнав, что мы из Израиля настойчиво приглашал к себе в гости, а в горах Швейцарии получив снежком по уху я услышала русское “извините”, пара оказалась из Австралии. Интересный случай был в Канаде, захожу в экскурсионный автобус, вижу незнакомую женщину, а в голове мысль “эту девочку я знаю” – оказалось так и есть, моя однокурсница из Минска.
Иногда, нас предупреждают, что в некоторых странах, лучше не говорить, что мы из Израиля и тем приятнее увидеть хозяйку “циммера” в майке, на необъятной груди которой красуется слово “мир” на иврите – “шалом”.

                                                         Вера в замке Амбуаз (Франция)

Вопрос:    Месть, на ваш взгляд, благородное дело или вредный пережиток прошлого?
Ответ: Я стараюсь не помнить обид, а может мне в жизни сильно повезло и я не встретила на своем пути настоящее Зло, и потому  у меня ни разу не возникло желание мстить кому-то. Мстить за житейские неурядицы – значит опустить себя до уровня того, кто тебя обидел.

Вопрос:   Вы согласны с мнением, что эпоха информационного мира уничтожает авторитаризм, создает новую общественно-экономическую формацию, которая вскоре заменит капитализм?
Ответ: Думаю, новая  формация все-равно будет на базе капитализма, так как в природе человеческой заложено понятие “моё” -“чужое” и пока нет более сильного двигателя для человечества в целом, чем сохранить и приумножить “своё”

Вопрос: Можно ли смертью искупить дурной поступок жизни?
Ответ: Нет, не думаю, искупить можно только осознанием своей вины.

Вопрос:   Нужна ли церковь для верующего как посредник между ним и Богом?
Ответ: Церковь, как помещение, куда люди приходят за успокоением – да, а институт пропаганды с раздутым штатом ( я про любую религию) мало чем отличается от любой политической партии.

Вопрос: Какими нас видят муравьи?

Ответ: Мы для них, природное явление, вроде камнепада или извержения вулкана, а может и карающая нога муравьиного бога, поскольку они видят только наши подошвы.

Вопрос: Вечный вопрос. Счастье это…

Ответ: Обретение внутреннего покоя.

Мне кажется, после интервью с Верой и Юрием я обрел внутренний покой…

Эти замечательные люди –  талантливые, с хорошим чувством юмора, успешные, но не «звездные», без агрессии, зависти и гордыни, просто добрые люди мира могут сделать

нас лучше, могут сделать мир лучше и они это делают. Я очень рад, что судьба и случай представили мне возможность общаться с ними, узнать их ближе и кое-чему научиться у них. Удачи и счастья! До встречи!

 

 

 

21 комментарий

  1. Спасибо, Виктор, за теплые слова и внимание к нашей семейному дуэту.
    Будем стараться соответствовать)
    С улыбкой,

    1. Очень понравилось интервью! Рада, что не прошло мимо меня.
      Юрий и я учились в одной группе в институте.
      Юрий и Вера – замечательная, талантливая пара Поэтов. Желаю и дальше Вам творческих успехов!!!!

    2. Я это интервью послала моим детям,чтоб они прочитав,гордились,что они лично знают этих уникальных и удивительных людей.Я очень рада за сложившуюся жизнь Веры-Юры -она началась и продолжается на моих глазах…Долгих лет вашему союзу,мои самые дорогие ДРУЗЬЯ!До новых встреч!

  2. Чудесное интервью. Прекрасная пара. Хорошие дети, солнечные внуки… Красивая семья. Одно удовольствие и смотреть на фото и читать. Счастья и успеха Вам.

  3. Ещё и тут вякну: Юро-Верочка, я теперь ешё больше вас уважаю. Интервью офигенное, как вопросы, так и ответы.

  4. Спасибо, что рассказали о вашей семье и истории. Надеюсь, Вера помнит меня. Косова Наталия.

  5. Всегда с интересом и удовольствием читал стихотворения, написанные этим автоавторитарным талантливым дуэтом, почти всегда оставалось загадкой кого в этих стихах больше, Веры или Юры. Оказывается всё на поверхности, всё просто – это сумма талантов и почти всегда взаимное влияние. Именно поэтому их стихи всегда проработаны и в сюжетном, и в техническом плане.
    Спасибо, Виктор, за очередное интересное интервью.

  6. Спасибо всем-всем откликнувшимся на наше интервью за теплые слова, читать которые, не скрою было очень приятно!

  7. Спасибо за интересное интервью. Мы в Ашдодском литературном объединении “Паруса” очень любим и ценим эту замечательную пару за их оригинальные талантливые стихи, за неизменные тепло, доброту и любовь, которые они излучают, за щедрость души, интеллигентность и порядочность. Пусть Всевышний дарует им здоровье, много радости и отдохновение от детей и внуков!

  8. Ребята!
    Мы (Алик и Алла) были рады на полях всемирной паутины встретить это замечательное интервью. Очень рады за вас и рост вашего семейства.
    Замечательные стихи. Здоровья и любви

  9. Когда 2 года назад я попал в ЛИТО, первое, что я сделал, это написал посвящение Юре и Вере:
    Веры нет без Юры.
    Юры нет без Веры.
    Радость нам дарует
    Их талант без меры.
    Юра Вере верен.
    Верит Вера Юре.
    Пусть у Юры с Верой
    Будет всё в ажуре!
    Был и остаюсь искренним ценителем и почитателем вашего творчества.

  10. Дорогие Вера и Юра! Интервью прекрасно тем, что позволило более глубоко узнать о вашем творчестве, интересах, вашей взаимной любви, любви к родным, детям и внукам. Понять ваши стихотворные привержености. В стихах вы совершенно непохожи- лирика Веры и четкая мужская мысль Юры. Поражает высокая эрудиция Юры. Прекрасно творчество обоих. И очень прошу Юру издать книгу своих стихов. С большим уважением.

  11. Замечательно! Я очень люблю ваши стихи, а интервью – неподражаемо. В отзывах уже есть всё, что я хотела бы сказать, повторяться не буду. Но сейчас же разошлю это интервью всем своим!

  12. Юра и Вера, рад возможности кинуть в Вас добрым словом и тем, что сумел понять: Ваши стихи стоят того, чтоб учить и читать их. Надеюсь, моё чтение Вас не огорчит.

  13. Юра и Вера, рад лишний раз кинуть в Вас доброе слово. Ваши стихи, практически все, стоят того, чтобы их читали и перечитывали за столом и со сцены. Когда мне это удаётся- это Радость! Удачи.

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован.