Окурки великих. Вторая пятерка апреля.

Русские красавицы…

Светлана Груздева

Красавиц русских мало на Руси.
В любые времена, всегда, бесценны
Не фифочки: они уйдут со сцены…
И не путаны, Господи прости…

Не стервы даже… хоть они порой
Таким Поэтам Музами служили!..
Нет, сколько бы  на свете ни прожи’ли,
Но к свету льнёт… любой антигерой.

А вот такие  – не приемлют лжи,
Как эта светоносная Мадонна.
Им трудно соответствовать… хоть тонны
Пред ними бриллиантов разложи…

Пусть даже в них сердечко вскрикнет: «Ах!»
При виде мачо,  яркого, крутого…
Но ждут они единственного слова,
Что долго закипает на губах…

И, не решаясь вслух произнести,
Тот отойдёт, сражённый красотою,
Кто враз решит, что он её не стоит…
Чтоб, как икону, в сердце пронести.

Panem et circenses

Кованов Александр Николаевич

Так было… Он выдохнул небо
и выпал на землю водой.
Росточками первого хлеба
взошёл над вселенской бедой.

Так было… Его отрицали.
Он Сына отправил… Его
безжалостно люди распяли.
Что дальше? Увы, ни-че-го…

Что будет? Увы, не проверишь…
Но рвётся последняя нить
покуда нам хлеба и зрелищ
хватает на то, чтобы жить.

Окурки великих.

Аркадий Кутилов

Я в Москве. Собираю окурки.
(Нету денег на свой табачок)…
Вот окурок Твардовского Шурки,
Паустовского тёплый бычок…

Вот окурок, изжёванный нервно, –
налицо – сексуальный режим…
Здесь была Ахмадулина Стерва
с мужиком (без сомненья, чужим).

Евтушенко раскуривал «Лайку», –
мол, бедняк, – но Сибирь за душой!..
Виктор Боков терзал балалайку
и слюнявил «Казбек» с анашой.

Вот бычок из отеля «Варшава», –
Стаську Лема в Москву занесло…
Вот Высоцкий и зверь Окуджава
беломорили молча и зло…

Винокуровских фильтров хватает,
Вознесенских окурков бугры…
Только Слуцкий окурки съедает,
помня голод военной поры.

Лепота!

Андрей Шигин

Вот, ведь, были времена –
Не было подлее!
Горько плакала страна
Под пятой злодея.

Пировал восставший хам,
Проклятый от веку,
Переделывая храм
Под библиотеку.

А ещё того мерзей –
Злобный пролетарий
Там устраивал музей
Или планетарий,

Чтобы паству просвещать
Стало невозможным
Ни молитвой натощак,
Ни законом божьим.

Вот и шли, как на подбор, 
Дураки и дуры
Не к причастию в собор,
А в дома культуры.

Но пришла теперь хана
Бесовскому игу,
С шеи сбросила страна
Тяжкую веригу!

Выйдешь в утреннюю рань –
Что за панорамы!
Лепота! Куда ни глянь,
Кабаки да храмы…

Пустой отель

Ирина Пахомова Викторова

В полночный час само собой
Вдруг заиграет пианино.
Воспламенятся под рукой
Дрова в не чищенном камине.
Отель заполнит птичий крик,
Туман опустится на ставни.
Здесь не найти следы чужих,
Как и своих следов недавних.
Безвременье. Летит под стол
Из прошлого крокетный шарик.
Лет сто, как видно, утекло,
Он всё летит, мой мозг кошмарит.
Я подбираю старый плед
И укрываюсь от снежинок.
Вдыхаю запах сигарет
И звук проигранных пластинок.
Я – здесь и там. Я – явь и быль.
Я – тень, нависшая над прошлым.
Как затемнённая бутыль
С вином и плесенной порошей.
О, судьи, по какой статье
Мне ночевать в пустом отеле?
Но вот идёт сюда портье,
Портье ли он на самом деле?

One comment

  1. “Так было… Он выдохнул небо
    и выпал на землю водой.
    Росточками первого хлеба
    взошёл над вселенской бедой.” – Волшебные строки. Не могу не восхититься…
    Браво автору!

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован.