Мы едем в Россию. Глава 4

ГЛАВА 4

Шведский берег показался неожиданно, я поразился живописному виду портовых строений Треллеборга, многочисленным судам и суденышкам в акватории порта, величественному городу, утопающему в зелени. Почти все эмигранты, высыпали на палубу, покинув, порядком надоевшие за четыре часа монотонной болтанки, каюты парома. Бледная, с болезненными отеками под глазами, кутаясь в зеленый клетчатый плед, накинутый на плечи, у носовой лебедки стояла Надежда Константиновна, напряженно всматриваясь в береговую линию шведского порта. Ленин в веселом расположении духа быстро подошел к ней, что-то негромко сказал, рассмеялся, и сняв шляпу, энергично замахал ею в воздухе, приветствуя таким образом большую группу встречающих, кучно державшихся у береговой части бетонного пирса.

Вскоре уже можно было различить в толпе единомышленников лица Ганецкого и Гримлунда, которые в нетерпении расхаживали взад-вперед, в ожидании швартовки парома.

Наконец, мы с облегчением могли вздохнуть, ступив на землю нейтральной страны,

опасность провокаций в отношении эмигрантов хоть и оставалась реальной, но люди получили очень сильную поддержку и опеку в лице искренних друзей и сторонников русских революционеров, Ганецкого и левых социал-демократов.

Прибытие «Королевы Виктории» Гримлунд и Ганецкий состыковали с отправлением поезда до Мальме, который уже стоял недалеко от причала. Они немедленно повели нас к составу,

Ганецкий на ходу оживленно беседовал с Лениным, то и дело оглядываясь на политэмигрантов,

разрозненными группами продвигающихся к железнодорожному зданию из серого камня и коричневой черепичной крышей. На всем протяжении пути от порта до состава поезда шествие сопровождали полицейские, рассеянно наблюдавшими за радостными эмигрантами.

По песчаной дорожке, спускающейся с зеленого холма, с правой стороны от двигающейся массы возбужденных политэмигрантов, быстро спускался молодой человек с букетом полевых весенних цветов. В сером пальто, такой же серой высокой шляпе, он направлялся в сторону Ленина и Ганецкого, которые продолжали энергично беседовать на ходу. Вот, человек с букетом громко произнес на плохом русском: «Владимир Ильич!!» Ленин остановился, взяв под локоть Ганецкого, который с удивлением оглянулся на окрик. Юноша, отбросив в сторону букет, бегом приблизился к Ленину и что-то бросил ему в лицо. Ильич закрыл лицо руками и опустился на одно колено. Несколько человек из числа эмигрантов немедленно схватили нападавшего, опрокинули его на землю, а Радек нанес юноше несколько ударов ногами. Полицейский, находившийся неподалеку, оттолкнул Радека и немедленно надел на довольно сильно избитого юношу наручники.

Крупская и несколько человек из числа находившихся вблизи происшествия, и прибывший фельдшер, оказывали Ленину помощь. Оказалось, неизвестный пока злоумышленник, плеснул

будущему вождю мирового пролетариата в лицо зеленкой.

Этот неприятный инцидент, однако, никак не мог омрачить настроение общего духовного подъема путешественников, которые чувствовали близость Родины и скорое окончание их многочисленных мытарств и лишений.

Я подошел к Ленину, который уже стоял среди небольшой группы соратников и спросил: « Зачем он это сделал?»

 

 

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован.