Не бойся! Лучшая дюжина-18.Ваш выбор.

Отгремевшие и отзвеневшие новогодней посудой застолья, посвященные то ли щедро отпущенным минтрудом многодневным каникулам, то ли сказочной возможности безнаказанно пить спиртное в течении двух недель или наивной не проходящей веры в Деда Мороза плавно перешли, как любят выражаться в здании на Охотном Ряду , в «рабочие и деловые».

Настраиваясь на рабочий лад, подводим итоги поэтической активности за 2018 год. Помогли мне в этом настоящие любители и знатоки  поэзии, которые голосовали за лучшие стихоТВОРЕНИЯ 2018 года.

Письмо римского друга

Андрей Шигин

  • https://www.stihi.ru/avtor/avashi

или
РИМ, КОТОРЫЙ МЫ ПОТЕРЯЛИ

(все исторические совпадения, равно, как и несуразицы – остаются исключительно на совести персонажа)

Как жизнь, мой друг? Надеюсь, не прокисли
Наливки на твоей фамильной даче?
Меня же вновь одолевают мысли
Про славный Рим, который был утрачен –

Сто лет прошло, но нет пределов боли…
Ну, как не сокрушаться над потерей,
Коль наш народ по чьей-то злобной воле
Лишился величайшей из империй!

Намедни мне один из этой гнили,
Что текстом пачкают пергамент из овчины,
Запудривал мозги, что, дескать, были
На это объективные причины.

Какая чепуха! Ну, я-то лично
Не верю в эти глупые идеи.
На днях прочёл на восковых табличках,
Что тут не обошлось без Иудеи.

Ах, если бы когда-то эту нечисть
Втоптали мы в песок пятой железной –
Они бы нам не вздумали перечить,
Из-за черты оседлости не лезли!

Совсем иная в Риме жизнь пошла бы,
Когда бы их шпион в былое время,
На деньги карфагенского генштаба
Не прибыл в опечатанной триреме.

Прошли бы мирно мартовские иды,
Все были б счастливы, обид и ссор не помня,
А кровожадный деспот из Колхиды
Пол Рима не сгноил в каменоломнях.

Мы были бы патрициями ныне,
Носили шёлком вышитые тоги,
И полуобнажённые рабыни
Нам маслом розовым умащивали ноги…

А впрочем, знаешь, всё не так уж плохо,
И есть тому достойные примеры –
Наш новый Цезарь Колизей отгрохал,
В чести жрецы Юпитера с Венерой!

И я могу сказать без всякой фальши:
Рим подымается с колен, храним богами!
И если так дела пойдут и дальше,
Глядишь, и я обзаведусь рабами.

Ну, а пока откланяюсь на этом.
Держитесь там, как ныне говорится.
Жму руку. С нетерпеньем жду ответа.
Твой друг и без пяти минут патриций.

Почти спокойное

Наталья Мироненко

  • https://www.stihi.ru/avtor/natulja1

Береги себя!
Береги себя.
Береги…
**********************

Уж если слёзы – надо бы ручьём:
Платочки наготове и советчики.
Да только я не плачу ни о чём:
на все вопросы – есть автоответчик, и
в любое время суток под рукой.
Но внешне – да, похоже на покой.

А беды… у кого их нет, скажи?
Мои – со мной, коплю их от рождения.
Не полочку заполнят – стеллажи.
Но может рухнуть без предупреждения
такая «неземная благодать»
на голову – и некому раздать.

Да и зачем? Справлялась же пока,
сводя баланс без инвентаризации.
Не растолкаешь хламом по тюкам,
подальше не пошлёшь по декларации –
такого не желают и врагу.
Понять бы мне: кого я берегу?

По старинке пишу письмо
Валентина Калёва

  • https://www.stihi.ru/avtor/kalvi10ayandex

По старинке пишу письмо на обычном листочке в клетку,
А за окнами серый смог, духота – городское лето.
«Снова лето… Промчался год, день за днём целый год… Не верю!
Где же ты, мой гусляр Садко, мой любимый, моя потеря?

Ты так нежно мне пел романс, что смущённо умолкли птицы,
И казалось – сама луна на макушку сосны садится,
Чтоб запомнить твои слова и потом их шептать влюблённым,
Волны бросились целовать скальный берег и мох зелёный.

Кто бы знал, как жалею я, что на видео не снимала!..
Драгоценностей не суля, ты дарил мне совсем немало:
Жаркий шёпот, восход, закат, ночи страсти, и песни, песни…
Всё имущество – в рюкзаках. Отпуск – это всегда чудесно!

Мы вернулись тогда домой, с головою ушли в работу.
Почему с той поры, родной, не поёшь ни единой ноты?
Я скучаю по ним всегда, даже если ты рядом, солнце, –
Хочешь, мы полетим туда, где тебе опять запоётся?

Так работать – нехорошо! Нужен отдых – костёр, палатка,
И купания нагишом, и рассветы в объятьях сладких,
Чтобы всё вспоминать зимой…»

Как же всё-таки нынче душно!
Я дописываю письмо и кладу под твою подушку…

Зачем ты, дедушка, грустишь?

Николай Максиков

  • https://www.stihi.ru/avtor/maricanapoleon

– Зачем ты, дедушка, грустишь?

Смотри, опять весна  какая:

очнулась зелень городская,

шумит, серёжками сверкая,

листвой касаясь тёплых  крыш!

Зачем ты, дедушка, грустишь,

черемух горький дым вдыхая?

Какая горестность лихая,

тревожит память, полыхая,

и будоража стоном тишь?

И так всегда, наступит лишь

неделя первых чисел мая,

и ты уходишь вдаль, хромая,

где тишина стоит немая…

О чём ты, дедушка, грустишь?

Ты эту грусть не укротишь –

В ней боль покоится земная!

Открыта фляжка жестяная.

Дед, как всегда, ответит, знаю:

– Победе радуюсь, малыш…

не бойся

Таня Акимова

друг мой, ты думаешь — время сурово,
раз наказания не избежать?
монстры проклюнутся из медвежат,
будут пугать наваждением слова,
стоит рвануть в черноглазую глушь,
спрятаться в самый отчаянный угол,
всё как обычно — один и напуган,
и укоряющий перст «не балуй»,
в хриплое тиканье старых часов
время вплетёт незнакомые нотки,
думаешь, это изменит хоть что-то?
будет струиться сквозь пальцы песок
без удивления новым минутам,
так же, как тысячи вёсен назад,
время не хочет тебя наказать,
друг мой, да ты ему даже не нужен.

“Весы” 

Пётр Люкшин

Жить незаметно-неприметно,
не стронув чашечки весов
в среде столярных инструментов
и малосольных огурцов.
И понимать в глуши отрадной,
что в столкновеньи слов и лбов
нет никакой особой правды
ни у людей, ни у попов.
А есть лишь ежики в тумане,
смех дочерей, плач матерей.
И ничего Господь не станет
менять по просьбишке твоей.
Все так же вьющаяся стружка
зацепится за верстачок.
Все так же гипсовая хрюшка
упрячет в пузо пятачок.
Да ничего и не попросишь
и не прошепчешь “Отче наш”,
покамест
сам себя не бросишь,
назло себе,
в одну из чаш…

Рифмоплёт и птицы

Георгий Булычев

  • https://www.stihi.ru/avtor/stixibulychev



Осень, словно ученица,
Заполняет свой дневник,
В нём расписаны страницы –
Каждый шаг и каждый миг:
Нынче клён позолотится,
После дождичек прольёт,
А назавтра будут птицы
Свой готовить перелёт.

Скроют небо злые тучи
Или вёдро и тепло,-
Как вожак сигнал получит,
Все ложатся на крыло.
Распластались птичьи стаи
Многоточьем в вышине,
Улетают, улетают,
Возвратятся по весне.

Я – не птица, за границу
Мне стремиться не с руки,
Но страница за страницей
Я пишу свои стихи.
Кто-то сверху  их диктует:
Нынче – это, завтра- то,
Я, признаться, не бунтую
Против этого лото.

Словно птицы лягут строчки
На тетрадные листы,
В них таким же многоточьем,-
Клёны, дождик и цветы.
Жаль, никто их не читает,
Бесполезен рифм полёт,
Пролетаю, пролетаю
Со стихами круглый год.

МИМОЛЁТНАЯ ВСТРЕЧА

Анатолий Чертенков.

  • https://www.stihi.ru/avtor/lev53

– А хочешь забраться на облака?
А хочешь над миром власть? –
Спросил господин в роговых очках. –
Бери!..
                  Не спеши упасть!..

Возвышу, воздам, научу летать…
«Чёрт, – думаю, – сатана!»
И вслух, но негромко:
                             – Товарищ тать!
Не надобно…
                                 не нужна…

И мы разошлись…
                                       Завершался век.
И было мне невдомёк,
Что звал на вершину,
                                         тащил наверх
Не демон, не тять, а Бог…

И мир предо мною закрыл врата.
Я мог бы его иметь…
 Однажды, давно, не узнал Христа…

– А хочешь? – спросила Смерть…

Ты где была?

Челябинск

  • https://www.stihi.ru/avtor/agufeva

Ты где была?
Я не искал тебя.
Я думал, быть собой вполне логично.
Ну, я-то был…
а только в жизни личной…
чуть что случись – случалась вдруг семья;
а я ответственен за всех, кого… того –
держал в руке, учил ходить и… честно
смотреть в глаза судьбе и красить место
собой, когда все краски унесло.

Ты где была?
Я ждал тебя в других,
готовил встречу, глупо улыбался,
брал за руку, укачивался в вальсе
и радовался счастью быть для них.
Натёрло холку старое седло,
ждать Галатею что-то надоело,
и я ушёл… нет, вроде, не налево…
блудил, пока к тебе не занесло.

Ты где была?
Теперь не важно, где…
а хорошо, что я тебя достоин!
Позволь пожить с тобой на этом склоне –
на неба склоне или склоне лет!
Я до весны, весной уйду в моря!
Шучу, конечно – мне с тобой комфортно.
Листва стихи нашёптывает в окна…
и значит – с Днём рождения тебя!

Осенний парк

Ирина Пахомова Викторова

  • https://www.stihi.ru/avtor/vikhomchik

А осень, как Офелия в пруду,
Уже мертва, но всё ещё прекрасна.
Горбатый мостик в парке перейду:
Ступеньки вниз, к воде. И день погаснет.
Еще тепло. Нет ветра и дождя,
И воздух напоён осенней прелью.
Природа середину октября
Баюкает чуть слышно колыбелью.
Хруст веточек и лёгкий листопад,
Калины угасающая страстность,
Скукожился девичий виноград*,
За изгородью обнажив пространство.
Там чей-то дом, свет в окнах, фонари.
И жизнь тепла, как кресло у камина.
Листвой в воде Офелия парит,
Ветвями преклонённых ив хранима.

*Одно из названий дикого винограда.

Старик

Иррациональное Число

Октябрь, ты самый праздничный в году.
Закончились все дачные разъезды.
Который час я по лесу бреду,
И этот лес – божественное место.
Мы встретились: червивый боровик,
Трухлявый пень от вековой берёзы
И ты, старик, какой же ты старик…
Седая борода, и – безволосый.
Тебя в гербарий даже не возьмут,
Ну, как тебе сравниться со спиреей*?
Быть может, краснотой озябших рук,
Натёртой туеском усталой шеей?
Тебя никто не станет сберегать
Среди страниц любовного романа.
Ты толст и неуклюж, и любишь спать,
Когда она в ночи ждёт Дон Жуана.
Зато ты лыс, и листопад сплетёт
Венок из листьев золотого клёна.
Не лавр, конечно. Да простит народ
Патрицию прикид без капюшона.
Похолодало. Ладно, закурю…
Когда бы октябрей хотя бы десять,
Не стал бы есть у старости кутью,
Пошёл бы вновь по лесу куролесить.

Сюр у дуба

Ирина Пахомова Викторова

У Лукоморья дуб зелёный,
А рядом с дубом –ни души.
Был некто солнцем наречённый
В мундире, с трубкой, рост в аршин.
Ему служил отряд Кащеев.
Хватали зайцев, белок, птиц.
У дуба на поляне ели
Тех, кто не падал в страхе ниц.
А остальных свозили в чащу.
Там, за избушкою Яги,
Котёл кипел, и главный Ящер
Варил звериные мозги.
Потом осилили Кащеев
И, проклиная Самого,
Дуб объявили просто елью,
Морковь – и мясом, и зерном.
Вдруг зажили без пессимизма:
У дуба водят хоровод,
И речи говорить речисто
Повадился лесной народ.
Край оградили частоколом,
Вокруг – клыки, кругом – враги.
Но там, где лес видений полон,
Всё также парили мозги.
Лес поделили на участки,
А чащу отдали Яге:
Кикиморы из прежней сказки
Сердца сжигали на костре.
Опять роптали, бунтовали,
Пустили в чащу своего.
Самих себя обворовали,
И со «своим» не повезло:
Плясал цыганочку, пророков
Грел на груди, но был могуч.
Пол века минуло до срока.
Тут и закончу. Крест. Сургуч.

А что теперь: закрыт законом
И цепью золотой обвит
У Лукоморья дуб зеленый,
Народ во власти Змея спит.

В выборе произведений участвовали читатели и авторы блога

One comment

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован.