Чайничек. Полина Орынянская.

Чайничек

Полина Орынянская

Тёплого дома оторопь сонная.
Слышно: гудит метель…
Утром потянешься с охами-стонами
к чайничку на плите.

Чай с прошлогодней перечной мятой,
щёпоть душицы ещё.
Тянешь-потянешь – спросонья, лохматый.
Ух, хорошо!

Выйдешь во двор – леденело, зябко.
Тихо скрипит ветряк.
Зимнее солнце – кислое яблоко
в чёрных тугих ветвях.

Но до оскомины не наглядишься –
дни-то зимой коротки.
И выплывают за рыбой-лунищей
звёзды-мальки.

Дым над трубой не дурит, не кружит –
будет погожим день…
Печка поёт. Ты готовишь ужин.
Я отражаюсь, смешная клуша,
в чайничке на плите…

Течение

Полина Орынянская

Когда приходит дождь в мои сады,
я будто набираю в рот воды
и слушаю, не веря в совпаденья,

как совпадает с пульсом мерный стук,
и капля, порождая новый круг,
уходит в быстротечное забвенье –

в поток ополоводевшей реки,
где полосаты тени-окуньки,
и время, что рассыпало пески,
замедилось, заилилось и встало.

Я знаю – будет так же и со мной:
на дне реки неведомой, иной
меж зыбким светом и холодной тьмой
я растворюсь – и жить начну сначала.

Маршрут

Полина Орынянская

Когда в деревьях истомится вечер
в предчувствии прощания с листвой,
и мне уже ответить будет нечем
на холод твой,

когда в молчанье спрячутся охотней
подобранные набело слова,
я выберу маршрут по подворотням,
где сквозь прорехи лезет трын-трава,

исподнее постиранное виснет,
из форточки на волю рвётся мат,
и по чужим, давно прожитым жизням
горят в подъездах лампы в сорок ватт.

Ну, где вы все? Записаны на стенах:
сниму жильё (оборван телефон),
Колян плюс Оля… В жирных чёрных венах
любых времён

течёт себе беспамятная Лета.
А памятные лета (мальва, зной,
закат-рассвет загадочного цвета,
вино со мной) –

всё отсвет, блик небес в октябрьской луже
меж лавочек случайного двора,
где сны людские, словно мошкара,
до холода под лампочками кружат,
и свет, и веру обретая там,
а на зиму ложатся между рам…

One comment

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован.