История одного стихотворения. Эпизод К.

Знойным летним утром 1825 года Александр, которому две недели назад исполнилось 26 лет, лежа  на деревянной кровати с пологом, лениво листал  толстую тетрадь в черной обложке.

Цыганы шумною толпой
По Бессарабии кочуют.
Они сегодня над рекой
В шатрах изодранных ночуют.

Завершенная осенью  поэма о любви цыганки Земфиры и юноши Алеко с одной стороны приятно радовала поэта, а с другой стороны, как всегда, после большого труда наступало в груди опустошение. Щемящая грусть, тоска и чувство одиночества наваливалось обыденным нелепым существованием в сосновой глуши Псковской губернии, в Михайловском.

Господский дом в Михайловском. Фото 1895 г.

Александр, оторвавшись от чтения, уныло взглянул на ободранный ломберный столик у стены с помадной банкой вместо чернильницы, на старые полки с книгами, перечитанными им  по нескольку раз…

Из соседней комнаты, отведенной няне Арине Родионовне уехавшими в ноябре родителями, доносились неясные возгласы крепостных девок, занимающихся рукоделием.

Пушкин, закрыв глаза, сладко потянулся. Вспомнилась царско-сельская Натали, крепостная актриса графа Толстого – первый любовный опыт четырнадцатилетнего Саши…

ПЕРВОЕ  ОТСТУПЛЕНИЕ.

  Русский обычай называть Пушкина великим национальным поэтом перед всеми другими русскими поэтами, на мой взгляд, все еще требует исследования и даже тщательного расследования. Замечу, что  большое количество исторической белиберды, описывающих основные вехи развития России,   сочинена современными научными деятелями под диктовку и в свете тех идеологий и пропаганды, на которые они были завербованы властью.

Все сколько – нибудь значимые  события в политике и культуре представлены современному русскому обывателю в перспективе, соответствующей  «линии партии и правительства».

Личная жизнь исторических фигур  перелицована таким образом, чтобы выдуманные характеристики этих героев помогали современным режимам воспитывать в народе определенные, выгодные этому режиму чувства и традиции.

Если с объективными признаками общенационального значения творчества Пушкина, растиражированными в  сотнях статей, так называемых пушкинистов,  можно согласиться, то с созданным ими образом идейным борца с царизмом, тайного вольнодумца, идеалом морали – вряд ли. Унаследовав от своих предков тяжелый характер, я с детства не принимал на веру общепринятые «аксиомы», с недоверием относился к учительскому бреду, далекому от исторической правды.

   Культурная версия моей школьной учительницы, основанная на лже-исследованиях «красных»  пушкинистов состоит в том, что  Пушкин был сущий ангел. Относительно его поэтической и политической значимости для России мы поговорим ниже.

Что же касается Пушкина – гражданина, Пушкина в быту с точки зрения общечеловеческих понятий добра, чести и достоинства, то «великий русский поэт» был законченным мерзавцем и негодяем.

По свидетельству современника поэта, его лицейского  товарища барона Корфа, Пушкин  «в лицее… превосходил всех чувственностью, а после в свете предался распутствам всех родов, проводя дни и ночи в непрерывной цепи вакханалий и оргий. Должно дивиться, как здоровье и талант его выдержали такой образ жизни, с которым естественно сопрягались и частые гнусные болезни, низводившие его часто на край могилы. У него господствовали только две стихии: удовлетворение чувственным страстям и поэзия; и в обоих он ушел далеко. Вечно без копейки, вечно в долгах, иногда почти без порядочного фрака, с беспрестанными историями, частыми дуэлями, в близком знакомстве со всеми трактирщиками, непотребными домами и прелестницами петербургскими, Пушкин представлял тип самого грязного разврата».

А вот мнение Ивана Тургенева, приятеля Александра по «Арзамасу» высказанного в письме их общему другу князю Петру Андреевечу Вяземскому: «Пушкин простудился, дожидаясь у дверей одной б…, которая не пускала его в дождь к себе для того, чтобы не заразить его своею болезнью. Какая борьба великодушия, любви и разврата!»

Крепостной театр Варфоломея Толстого. Царское Село.

А первый любовный опыт Саша Пушкин приобрел в объятьях Наташи Овошниковой, крепостной актрисы театра графа Варфоломея Толстого. Показательность этого романа даже не в том, что юному гению было только 14 лет и она являлась любовницей хозяина театра. А в том, ЧТО и КАК Пушкин писал про первую даму своего сердца, поставленную им же в первую строку своего «дон-жуановского» списка под именем Наталья.

Ночь придёт – и лишь тебя
Вижу я в пустом мечтаньи,
Вижу, в лёгком одеяньи
Будто милая со мной;
Робко, сладостно дыханье,
Белой груди колебанье…

Я один в беседке с нею,
Вижу … девственну лилею,
Трепещу, томлюсь, немею…
И проснулся…

Это первое, вполне романтическое стихотворение «К Наталье» , датированное 1813 годом.

А вот, последнее из пяти посвященных этой  актрисе,

Недавно тихим вечерком
Пришёл гулять я в рощу нашу
И там у речки под дубком
Увидел спящую Наташу.
Вы знаете, мои друзья,
К Наташе вдруг подкравшись, я
Поцеловал два раза смело,
Спокойно девица моя
Во сне вздохнула, покраснела;
Я дал и третий поцелуй,
Она проснуться не желала,
Тогда я ей засунул хуй –
И тут уже затрепетала.

Как вам светоч русской поэзии? Спустя два года –  похабное стихотворение о предмете первой(!) любви.

После завершения учебы 18-летний Пушкин в чине коллежского секретаря поступил на службу чиновником Коллегии иностранных дел. Но работал он не очень прилежно, предпочитая развлекаться на всю  катушку.

Портрет Пушкина неизвестного художника.

Сам Пушкин в описании своего разврата был краток. В письме поручику лейб-гвардии конноегерского полка Павлу Мансурову он написал: «Исторически буду говорить тебе о наших – все идет по-прежнему; шампанское, слава богу, здорово, актрисы также, – то пьется, а те е… – аминь, аминь, так и должно».

Показателен и посвященный  стих Павлу , который ухаживал за пятнадцатилетней танцовщицей балетного училища Марией Крыловой:

Мансуров, закадычный друг,
Надень венок терновый,
Вздохни — и рюмку выпей вдруг
За здравие Крыловой.

Поверь, она верна тебе,
Как девственница Ласси,
Она покорствует судьбе
И госпоже Казасси.

Но скоро сча́стливой рукой
Набойку школы скинет,
На бархат ляжет пред тобой
И ноженьки раздвинет.

Пушкин, 1819

Не правда ли, высоконравственность так и прет из – под пера юного дарования?

Насколько асоциален в своем разврате был Александр Пушкин?  Настолько, что  был за свой разврат наказан властями:  в 1820 году в связи с неподобающим поведением государственного чиновника Пушкина перевели на службу в Кишинев. Из-за огромнейшего числа жалоб на него за развратное поведение и за распространение венерических болезней.

Я стражду восемь дней
С лекарствами в желудке,
С Меркурием в крови,
С раскаяньем в рассудке…

Мало того, что Пушкин, словно маньяк, влачился за актрисами, женщинами полусвета, малолетними студентками, просто жрицами любви, он имел патологическую склонность к карточным играм. И если другой гений – Достоевский проигрывал вещи  собственной жены, Пушкин- собственные рукописи.  Никите Всеволжскому Пушкин умудрился проиграть свою первую книгу, уже готовую к продаже.

В письме Вяземскому Пушкин жаловался: «Вместо того чтобы писать седьмую главу Онегина, я проигрываю в штос  четвертую». …Однажды Пушкин проиграл в карты колоссальную по тем временам сумму – 25 тысяч рублей.

Чтобы понять размеры проигрыша, в качестве гонорара, например, за «Евгения Онегина» А.С. получил 12 тысяч рублей.

 В переводе на наши деньги 12тыс. – около 10,5 млн. рублей, т.е. проигрыш поэта составил бы в наше время больше 220 млн. руб. Ярко катало « солнце нашей поэзии»

Пушкин в Михайловском. П.Кончаловский.

Вернемся, однако, в Михайловское…

…Пушкин, бросив тетрадь на одеяло, уселся на кровати, свесив босые ноги. На колокольчик прибежал запыхавшийся Игнат, слуга взятый вместо Никиты Козлова, уехавшего в Петербург с родителями.

– Игант, одеваться! Обедать буду в Тригорском…

Господский дом в Тригорском.

По лесной дороге, ведущей из Михайловского в село Тригорское Пушкин пешком отправился к хозяйке поместья Прасковьи Осиповой, родственнице и приятельнице,  лично управлявшей имением, в котором числилось более 700 душ. Чтение книг, природный ум и утонченный вкус делали её незаурядным человеком , рачительной и доброй хозяйкой дома.

Перед самым поместьем река Сороть с чистейшей водой и песчаным дном. И прямо у берега – густой сад с вековыми деревьями. Александр остановился вблизи огромной сосны, прислонился щекой к резко пахнущему стволу, закрыл глаза.

А.Н.Вульф

Улыбнулся, представив, какой переполох в хозяйском доме вызовет его появление: Алина, падчерица Осиповой, дочь недавно умершего второго мужа, бросит игру на фортепьяно. Анна и  Евпраксия, оставив чтение, побегут с шутками и смехом навстречу поэту. Он за всеми понемногу ухаживает, но Алина – нечто особенное, удивительно чувственное, мечтательное и кокетливое существо. Пушкина немного злил ее роман с Алексеем Вульфом, ее сводным братом, впрочем, это не мешало Алине кокетничать и с  самим Пушкиным.

Алина! Сжальтесь надо мной.

Не смею требовать любви.

Быть может, за грехи мои,

Мой ангел, я любви не стою!

Но притворитесь! Этот взгляд

Все может выразить так чудно!

Ах, обмануть меня не трудно!

Я сам обманываться рад!

Подхватив свою железную трость, Александр Сергеевич в прекрасном расположении духа направился к господскому дому.

Обедали в столовой, за большим длинным столом, покрытым белою скатертью. Три больших окна щедро наполняли узкую комнату солнечным светом. У простенка между окнами сидели на изящных стульях с высокими спинками Алина, Анна и Евпраксия, Зизи, как звали ее домашние. Чуть поодаль – Прасковья Александровна. В торцах стола напротив друг друга  – Вульф и Пушкин.

Подавали ботвинью с осетриной, печеный картофель с зеленью, котлеты со шпинатом, блины со свеклой, диковинный сыр с плесенью. Мужчины пили жженку, которую замечательно варила из рома пятнадцатилетняя Зизи, дамы –  шампанское. На десерт были варенец с сахаром, яблочный пирог, варенье из крыжовника.

После обеда перешли в прохладную гостиную.  Музицировали, Пушкин читал стихи.

Прасковья Осипова-Вульф.

Вечером за чаем Прасковья Александровна, обращаясь к поэту сказала:

– Любезный Александр Сергеевич! К нам гостья из Риги… Мне кажется, она вам знакома по Петербургу…

Пушкин неловко уронил чашку на стол, залив скатерть…

-Простите…

Он встал, вытирая салфеткой руки.

– Кто же это?, – с дрожью в голосе спросил Пушкин, держась побелевшими пальцами рук за спинку стула.

– Одна известная вам генеральша, моя племянница Анна Петровна Керн.

Дом на Фонтанке, где впервые встретились Анна Керн и Пушкин.

Впервые Пушкин увидел Анну зимой в 1819 году в Петербурге в гостях у ее тетки Елизаветы Олениной. Играли в шарады. На этом вечере был баснописец Крылов, который своим юмором и  своей известностью привлекал к себе внимание всех. Он комично и увлекательно читал « Осел и мужик» Анне Петровне к тому времени исполнилось 19, она была уже два года как замужем за генералом Е. Ф. Керном, который был старше ее на 35 лет и которого она не только не любила, но даже не испытывала к нему никакого уважения. Тогда Анна, не смотря на энергичные ухаживания Александра, не обратила на него никакого внимания.

Анна Керн.

Однако, теперь, Пушкин состоял в переписке с Анной, через поэта Родзянко, имение которого находилось рядом. И тайно ожидал приезда Керн.

– Вы как-будто расстроились? – кокетливо спросила Зизи, беря поэта под руку. – Пойдемте в сад…

14 июня Пушкин, по обыкновению был в Тригорском к обеду. Он вошел в столовую, где уже обедали хозяева и, приехавшая в гости  Керн. Анна сидела рядом с тётушкой. Прасковья Александровна представила поэта, Пушкин поклонился и неожиданно оробел. Молчал за обедом, не вступая в дискуссии.

Роман развивался стремительно. Весь месяц, который Керн провела у тетки, Пушкин  ежедневно появлялся в Тригорском, слушал, как она пела, читал ей свои стихи.18 июля, за день до отъезда Керн вместе с теткой и двоюродной сестрой Анной побывала в гостях у Пушкина в Михайловском, куда они поехали  на двух экипажах. Тетушка с сыном Алексеем Вульфом ехали в одной коляске, а двоюродная сестра, Керн и Пушкин – целомудренно в другой. Но в Михайловском они все-таки вдвоем ночью долго  бродили по запущенному саду.

Гостиная в Тригорском.


На другой день, прощаясь, Пушкин подарил ей экземпляр первой главы Евгения Онегина, в листах которого она нашла сложенный вчетверо лист бумаги со стихами “Я помню чудное мгновенье”.

К ***

Я помню чудное мгновенье:

Передо мной явилась ты,

Как мимолетное виденье,

Как гений чистой красоты.

В томленьях грусти безнадежной,

В тревогах шумной суеты,

Звучал мне долго голос нежный

И снились милые черты.

Шли годы. Бурь порыв мятежный

Рассеял прежние мечты,

И я забыл твой голос нежный,

Твои небесные черты.

В глуши, во мраке заточенья

Тянулись тихо дни мои

Без божества, без вдохновенья,

Без слез, без жизни, без любви.

Душе настало пробужденье:

И вот опять явилась ты,

Как мимолетное виденье,

Как гений чистой красоты.

И сердце бьется в упоенье,

И для него воскресли вновь

И божество, и вдохновенье,

И жизнь, и слезы, и любовь.

ВТОРОЕ ОТСТУПЛЕНИЕ

Вот несколько цитат из  писем Пушкина, посланных вслед Анне Петровне: “Ваш приезд в Тригорское оставил во мне впечатление более глубокое и мучительное, чем то, которое произвела наша встреча у Олениных”, “… я бешусь, и я у ваших ног”, “…умираю с тоски и могу думать только о вас.”


 “Вы уверяете, что я не знаю вашего характера. А какое мне до него дело? очень он мне нужен – разве у хорошеньких женщин должен быть характер? главное – это глаза, зубы, ручки и ножки… Как поживает ваш супруг? Надеюсь, у него был основательный припадок подагры через день после вашего приезда? Если бы вы знали, какое отвращение… испытываю я к этому человеку! …Умоляю вас, божественная, пишите мне, любите меня”…


В предпоследнем письме: “Если ваш супруг очень вам надоел, бросьте его… Вы оставляете там все семейство и приезжаете… в Михайловское! Вы представляете, как я был бы счастлив? Вы скажете: “А огласка, а скандал?” Черт возьми! Когда бросают мужа, это уже полный скандал, дальнейшее ничего не значит или значит очень мало. Согласитесь, что проект мой романтичен! А когда Керн умрет – вы будете свободны, как воздух… Ну, что вы на это скажете?”

Ермолай Федорович Керн.

 Кстати, Е.Ф.Керн умрет только через 16 лет в 1841 году в возрасте 76 лет – крепкий по тем временам был старичок.

Но умиляет моральная «чистота» великого поэта!

Помните, что писал поэт о своей первой любви, актрисе Наташе Овошниковой, после того, как страсть поутихла?

Так вот, маньяки повторяются, их поступки носят серийный характер.

«У дамы Керны ноги скверны»

 Именно так писал Пушкин спустя два года о той самой, которая им же была названа «гением чистой красоты».  Однако, есть  письма, в которых он «проходится» по  Анне Петровне еще жестче.

  «Наша вавилонская блудница Анна Петровна».

 А в письме своему приятелю Соболевскому поэт хвастается : «Ты ничего не пишешь мне о 2100 р., мною одолженных, а пишешь мне о m-m Керн, которую я с божьей помощью на днях в..б…».

Внимательно читающим личные  письма, отражающие действительную суть человеческих качеств великого русского поэта, совершенно очевидна его ничтожная моральная составляющая.

Но и это еще не все.

Парк в Михайловском.

Одно из основных пропагандистских утверждений знатоков русской поэтической культуры то, что  Пушкин был в России самым любимым поэтом. А Тургенев и Достоевский называли себя его учениками. Что Пушкин  основал школу: Майков, Алексей Толстой и даже Фет являются его продолжателями в поэзии.

   Однако, не кривя душой, назовите мне хоть одного продолжателя особенностей Пушкинского стиха!  Многие посредственные стихотворцы разного периода пытались воспроизвести некоторые его внешние особенности , но это им совершенно не удалось.

 А Фет, конечно, исповедовал  поэтическую традицию не Пушкина, а  Тютчева.

 Пушкин  это аристократ, верный всем предрассудкам своей касты и своего времени. Помните, юношеское хрестоматийное о  крепостном праве,–и “рабство, падшее по манию царя” ?.

Но как это сопоставляется с продажей им в 1831 году 220 душ крепостных за 38000 рублей для собственной женитьбы?

Как соотносятся  563 души, которые он имел во владении в Болдине и как он терпел обслугу из 30 крепостных в «невыносимой» ссылке в том же Михайловском?

    Пушкин никогда, даже в отдаленной степени, не был врагом государства. Наоборот, он проявил себя настоящим фанатиком государственной идеи. А после 1825 года, после расправы над декабристами, приложив немало усилий по отдалению себя от связи с восстанием, стал и вовсе   государственником и воинствующим патриотом  Совершенно очевидно, что  после декабрьского бунта он пришел к убеждению не только в неизбежности, но и в величайшей пользе для России Николаевского абсолютизма. И мысли этой остался верен до самой кончины. Пушкин никогда не был «другом декабристов», а был как раз другом императора Николая – своего покровителя.

Николай 1.

Пушкин стал одним из немногих людей, кто мог легко обратиться к императору через шефа жандармов Бенкендорфа, который был посредником в их переписке. Поэт был принят на службу придворным историографом. Император лично организовал брак Пушкина с красавицей Натальей Гончаровой, чья семья вначале отказывалась иметь что-то общее с одиозной и скандальной фигурой.

   Но то, что я посмею сказать теперь,  должно возмутить  вас: Пушкин не был выразителем русской культуры. Пушкин не имел продолжателей, не оказал никакого воздействия на дальнейшие судьбы русской литературы, которая немедленно после его смерти пошла своим собственным, отнюдь не Пушкинским путем.

Великий русский поэт получал до 12 лет французское образование и плохо понимал по-русски. Даже в лицее Пушкин писал и читал стихи на французском языке. В те времена этот язык отделял власть имущих – дворян от крепостного русского народа – рабов Российской империи. Помните, Татьяна из «Евгения Онегина» ни черта не понимающая по- русски, поскольку она дворянка, которая обязана презирать язык своих крепостных.

Могила поэта в Михайловском.

Не следует относить это неприятное для нынешних любителей поэзии обстоятельство только к крепостной России, гораздо позже будущий легендарный и «железный» Феликс Эдмундович, честь и совесть русского ЧК тоже выучил язык только к 14 годам…

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Мои мысли, выраженные в данной статье, являются личным мнением не профессионала, а любителя русской поэзии. Выводы, хоть и основанные на документальных свидетельствах и воспоминаниях современников Пушкина, не являются безоговорочно правильными.

В части описания пребывания Пушкина в Михайловском и Тригорском присутствует художественный вымысел автора.

https://dic.academic.ru/dic.nsf/ruwiki/636143 Дон-Жуановский список

http://www.secret-r.net/arkhiv-publikatsij/41-2018/mify-o-pushkine Секретные исследования

2 комментария

  1. Понравилось. Очень. Особенно стиль повествования!
    Спасибо, Виктор!
    Хочу добавить к написанному, что пушкинисты, считающие себя жизнеописателями Пушкина, на самом деле, являются жизнеписателями, придумывая каждый раз что-то новое к уже известному. Таким образом, через двести с лишним лет уже не представляется возможным отделить свидетельства очевидцев и исторически достоверные факты от “художественного” вымысла. Любой, даже самый мелкий, штрих добавляет к портрету поэта что-то новое, не всегда или никогда не являвшееся правдой.
    Надо сказать, что не лучше обстоят дела и с трактованиями и расшифровками текстов Пушкина. Иногда кажется, будь он хоть немного похож на того, кем его рисуют его библиографы и трактователи, разве мог бы он опуститься до откровенной пошлости и унижения женщины!
    Мне представляется, что Александр Сергеевич был талантливым повесой и безбашенным, как сегодня говорят, мажором. Не лишённый интеллигентности и умения вести себя, он находил удовольствия в самых отвязных и циничных выходках, ничуть не стесняясь вести себя так как ему вздумается. При этом Пушкин всю свою жизнь был этаким антиобразцом и предметом некоторой зависти благопристойных молодых людей, которые, в силу благовоспитанности и неприятия цинизма, не могли себе позволить вести себя настолько же свободно или даже развязно.
    Такие люди притягивают к себе не только внимание, но могут быть предметом уважения, уважения к своему таланту. Такими были Высоцкий и Даль, Хармс и Есенин, Миронов и Раневская.
    Стоит напомнить, что самыми талантливыми оказываются люди склонные к истеричности, которая, в свою очередь, является ничем иным как игрой на зрителя; при этом, эта самая истеричность (не стоит путать её с истерией как психиатрическим диагнозом) в равной степени свойственна великим артистам и виртуозным карманникам, поэтам и аферистам.
    Я близко и доверительно общался с людьми страдавшими МДП (маниакально-депрессивным психозом). Это душевное заболевание является одной из разновидностей шизофрении, характеризуется сменяющими друг друга периодами психической активности. В маниакальный период человек, страдающий МДП, может горы свернуть – убедить собеседника в необходимости купить у него мятый листок из тетради, мотивируя эту необходимость тем, что в данном листке находится вся духовная сила того кто его измял, и эта сила непременно перейдёт к тому, кто будет хранить данный листок зашитым в свою майку. В период депрессии на больного наваливается такая неизбывная тоска, что он не может пересилить себя даже для того, чтобы умыться или принять пищу; он весь погружён в непреодолимость этой тоски; чтобы избавиться от этого гнетущего состояния многие больные в депрессивной стадии заболевания решаются даже на самоубийства.
    Так вот, к чему я об этом: в психиатрии критерием болезни считается десоциализация, невозможность адаптироваться в окружающем социуме. Социализированный человек не считается больным. Чувствуете? Таким образом, в той или иной степени с проявлениями маниакальных или депрессивных состояний сталкивается на протяжении жизни почти каждый из нас; но для проявления таланта этого маловато – лишь глубокое погружение в болезненное состояние даёт самые сильные переживания, которые талантливый человек способен передавать другим, будь то мастер слова, музыкант или виртуозный аферист.
    Недаром давно существует расхожее мнение, что каждый великий учёный немного не в себе, чуть-чуть не в своём уме (или себе на уме). Разве можно назвать абсолютно здоровым, например, асоциального Григория Перельмана?
    Без сомнения, Александр Сергеевич был великим поэтом, он умел погружать себя в глубокие страдания и находить поводы пощекотать нервы себе и окружающим в самых, казалось бы, заурядных вещах.
    Всё это многие готовы ему простить за изумительно блестящую поэзию, за гениально переданные в стихах чувства.
    Не нужно только расшифровывать то, чего в его стихах нет.

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован.