Квартет Бунина.

Благодаря усилиям  строгой и даже жестокой школьной учительнице литературы, в моей седой голове, наряду с бесполезным хламом нажитой за долгие годы информации, большой и столь же бесполезной кучей лежат зазубренные  многочисленные цитаты и отрывки из художественных произведений русских классиков.

Это пожелтевшие от времени стихотворные строки Маяковского, Есенина, Бунина, Некрасова. Бессмертные, а потому и опротивевшие до смерти монологи героев пьес Горького и  комедий Гоголя.

Вышеупомянутая высокоидейная языкоучилка боготворила утвержденных партией титанов и гениев школьной программы. Пушкин, например, для нее был не только “солнцем русской поэзии”  –  он был идеалом человека – бога. Да и вообще, школьная и студенческая программа того(!) времени рисовала  нам образы русских писателей возвышенными, полными величия и благочестия. Этакие ангелы от искусства, родившиеся  под воздушное пение муз, верные, честные, благороднейшие творцы. На деле же все классики были не только обычными, полными несовершенств и пороков людьми, иногда они были просто отъявленными маньяками и  извращенцами.

Маяковский и Брики…

Пожалуй, всем известно о любви Маяковского к замужней женщине Лиле Брик, любовниками которой кроме Володи были писатель и литературовед Юрий Тынянов, художник Фернан Леже, кинорежиссер Юрий Кулешов,искуствовед Николай Пунин,танцовщик Асаф Мессерер.

Они еще и любили ее фоткать…

 Поэт по инициативе этой самки сожительствовал с Бриками — и что Осип, что Владимир считали эту  дамочку своей женой. Однако Лиля в открытую забавлялась над пылкими чувствами поэта и любила доводить его до истерики. Уже на закате своей жизни госпожа Брик предавалась воспоминаниям и рассказывала Андрею Вознесенскому: «Я любила заниматься любовью с Осей. Мы тогда запирали Володю на кухне. Он рвался, хотел к нам, царапался в дверь и плакал…» У Маяковского с Бриками была своя система очень странных прозвищ и переписок, отдающих ролевыми играми. В своих дневниках Лиля сравнивает Маяковского с собакой — он охотно принимал эту игру и в письмах подписывался как Щен. Так звали их домашнюю собаку.  «Они  были очень похожи друг на друга. Оба — большелапые, большеголовые.  Оба скулили жалобно, когда просили о чем-нибудь, и не отставали до тех пор, пока не добьются своего. Иногда лаяли на первого встречного просто так, для красного словца». Это цитата неоднозначной  партнерши Маяковского. А вот фрагменты интимных записок, адресованных Лиле. Послания всегда сопровождались изображениями собак. «Целую Кису в губки и в роту Приеду в субботу», — Щен. «Целую кета и в то и в это. Обцеловываю в этом роде Все ваше боди», — Щен. Даже когда Лиля охладела к Маяковскому, он продолжал содержать развратное семейство: оплачивал их дорогие покупки и заграничные поездки. Страдая от тревоги и депрессии, поэт увлекся кокаином, увековечив этот эпизод своей биографии в стихотворениях: «Горсточка звезд, / ори! / Шарахайся испуганно, вечер-инок! Идем! / Раздуем на самок / ноздри, / выеденные зубами кокаина!»

Иван Бунин

Но собачьи забавы Владимира Владимировича меркнут в  сравнении с  реалити-шоу Ивана Бунина,  Нобелевского лауреата, одного  из немногих эмигрантов, получивших признание в СССР, представителя знатного дворянского рода. Иван Алексеевич, считавшийся очень перспективным поэтом, еще в 19 лет, будучи помощником редактора “Орловского вестника”, заслужил звание знатного ловеласа, покоряя сердца местных красавиц, как правило, замужних, старше себя и преимущественно знатного происхождения… После революции Бунин и его законная жена, Вера Муромцева, эмигрировали во Францию. Здесь они общались с другими эмигрантами из творческих кругов, однако Бунин познакомился с молоденькой поэтессой Галиной Кузнецовой, которая была младше его на 30 лет.

Галина Кузнецова, Иван Бунин, Вера Муромцева-Бунина и Леонид Зуров

  Писатель не придумал ничего лучше, как привести девушку к себе домой и объявить жене: «… Это Галя, моя ученица, она будет жить с нами». Как и чему он ее «обучал» — догадаться несложно. Жена повела себя в этой ситуации очень необычно, она не встала на пути у молодой соперницы. В своих мемуарах она написала: «Я вдруг поняла, что не имею права мешать Яну любить, кого он хочет… Только бы от этой любви было ему сладостно на душе». Этот «тройственный союз» не укрылся от светских кругов. Эмигранты начали шептаться и осуждать пару. Кузнецову называли проституткой, Бунина — извращенцем, а Муромцеву — женщиной без чувства собственного достоинства.

Все действующие лица в сборе: Марга Степун, Галина Кузнецова (стоит), Иван Бунин, Вера Муромцева-Бунина, Леонид Зуров

Но вот другая, тоже довольно своеобразная женщина, Марина Цветаева, два года наставлявшая рога своему мужу Сергею Эфрону с  Софией Парнок – женщиной, о чьих скандальных похождениях с другими представительницами слабого пола  ходили легенды,  поддержала  Веру— она восхитилась самоотречением жены писателя  и написала: «Поступила как мать». Если  читатель думает, что любовные приключения  треугольника на этом закончились, то он глубоко заблуждается. Творческие семьи весьма изобретательны! Галина Кузнецова оказалась ветреной бисексуалкой. Бунин поднадоел, и ее новой любовью стала оперная певица, независимая и страстная Маргарита Степун, сестра друга Ивана, литературного критика Федора Степуна. Галина, как истинная «ученица» Бунина, просто привела возлюбленную домой к Буниным и заявила, что они теперь тут живут. Но и это, дорогой читатель, еще не все. В 1929 году в этом легендарном квартете появился новый участник: молодой писатель-эмигрант Леонид Зуров. Вера Николаевна взяла мужчину под крыло — нереализованные материнские инстинкты дали о себе знать. Все жили под одной крышей, сводя друг друга с ума, вплоть до Второй мировой войны. Чтобы понять атмосферу сексуально- психологического разврата, приведу отрывок Бунинского  письма, где он жаловался другу, что Зуров, «архискот», постоянно скандалит и грозится его побить. «Я вскакиваю и хватаю бутылку, он хватает стул и заносит над моей головой, Аля хватает его за руки, В<ера> Н<иколаевна> опять с диким рёвом между нами…» В 1940-м году уехал Зуров — заболел туберкулезом и отправился лечиться в санаторий. В 1942 году дом покинула и лесбийская пара — Бунины остались одни на руинах собственного брака. Вера, простив все обиды, заботилась о своем муже до последнего дня его жизни. «Ян третьего дня сказал, что не знает, как переживет, если я умру раньше него…Господи, как странна человеческая душа». О любви к жене Иван Бунин  высказывался весьма оригинально: «Любить Веру? Это все равно, что любить свою руку или ногу».

Составители советских учебников по литературе, руководствуясь идеями соцреализма, навязанными государственной цензурой и пропагандой, выбирали авторов из извращенной среды тогдашней литературной элиты: наркоманов, алкоголиков, извращенцев и суицидников. Главное – близость их к идеологии власти, агентурная принадлежность к спецслужбам. Боюсь подумать о нынешних разрешенных авторах современной школьной программы, когда составители их, профессора и доценты – убийцы-расчленители, типа питерского доцента Олега Соколова, а спонсоры – олигархи – уголовники…

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован.