ПРАНКЕРЫ. ВИКТОР МАРДОНИ.КОСМИЧЕСКИЙ ЮМОР.

В иллюминатор громко постучали.

– Кто там? – глупо спросил я.

– Свои…

– Свои все дома, – остроумно заметил я.

За бортом обиженно засопели.

– Будь человеком. Впусти хоть погреться.

– Ага. Погреться. Вас впустишь, а вы окажетесь рептоидами из Цефеи и душить начнете, как в прошлый раз…

– Иванов, да ты посмотри в иллюминатор…

– Ха-ха…Посмотри. Посмотришь, а вы  – серые с Цета Рецикули. Введете в гипноз, завладеете разумом, кодами и похитите корабль…

– Да это я, Петров. Мы же вместе в Ачинске учились. На одном курсе. В одной комнате в общаге жили, в одну девчонку влюблялись…

– Веселенькое дело! Что я Петрова не знаю? Петров – командир третьей экспедиции на Марс, он еще вчера улетел на эту красную планету…

Снаружи вяло поскреблись.

– Не долетел я.

– Все сказки Андерсена я прочитал в 10-летнем возрасте и они меня не впечатлили.

– Когда стартовали,  я в мусорный отсек нечаянно смартфон уронил…

Полез за ним. Тут автоматика меня как мусор и выбросила…Пусти. У меня кислорода на 2 минуты  осталось.

Я задумался. Конечно, выдающий себя за Петрова, мог быть каким-нибудь  инсектоидом с Сириуса или гибридом из Глизе 581Д, но он мог быть и Петровым, моим сокурсником по Ачинскому авиационному…

– Ладно, Петров, заходи.

Я нажал красную  кнопку открытия люка шлюза. На мониторе увидел вплывающего на корабль в скафандре “Орлан-МК “космонавта. Я закрыл шлюзовую камеру. Выровнял давление.

– Снимай скафандр. Покажи ладони.

Петров вытянул перед собой руки. Кисти рук были пятипалыми. Никаких перепонок между пальцами. Цвет кожи естественный.

– Лицо –  в камеру, – скомандовал я.

В центре монитора появилось крупным планом физиономия Петрова. Внешне это несомненно был он. Зрачки нормальные, не вертикальные…

– Добро пожаловать на корабль!

Я открыл дверь.

Протянул руку для приветствия и тотчас очутился в  наручниках, прикованным к поручню на стене.

 Петров сидел в моем кресле и с энтузиазмом пожирал из тюбика мой томатный сок. Из штатного памперса, до самого пола свисал зеленый чешуйчатый хвост, а в ножных фиксаторах кресла виднелись черные копыта.

Ну, конечно, метаморфоз…Инопланетянин-хамелеон, способный принимать образы людей… Как я сразу не догадался? Какой же я дурак!

У хамелеонов нет сердца, легких, почек и печени, –  в нашем понимании. Но самое главное – в них нет ни капли жалости. Я приготовился к худшему.

Существо допило сок, пустой тюбик печально повис в воздухе между нами. Болтая ногами, я попытался принять сидячую позу – лежать перед своим палачом очень унизительно.

Петров, или ктотамеще, открыл замки фиксаторов и медленно подплыл ко мне. Я попытался пнуть его, но это крайне сложно сделать в условиях невесомости. Он только ухмыльнулся и тихонько подтолкнул меня в сторону иллюминатора.

За бортом я увидел модуль “Союз”, на антеннах которого был прикреплен транспарант: “Розыгрыш!” А на  ожившем главном мониторе  появились ЦУПовцы из Королева, которые хором рявкнули: “Улыбнитесь, вас снимает скрытая камера!”

Я все-таки пнул Петрова под его фальшивый хвост, когда он меня освободил от наручников. Мы разлетелись в разные концы каюты, как молекулы. В результате чего я набил себе огромную шишку на голове. Но это была самая безболезненная шишка в моей жизни.

Ох, уж эти пранкеры!

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован.